Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №14/2005
Физическое развитие школьников Москвы в последние десятилетия

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ МАРАФОН

Ю.А. ЯМПОЛЬСКАЯ,
НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков
ГУ НЦ ЗД РАМН

Физическое развитие школьников Москвы в последние десятилетия

Изучение роста и развития подрастающего поколения представляет непреходящий интерес для различных областей знания о здоровом ребенке, и одно из наиболее актуальных его направлений – установление сдвигов в физическом развитии детей и подростков «во времени», характеристика морфологических изменений в развитии популяции от поколения к поколению.

В нашем институте систематически проводятся разноплановые исследования физического развития детского населения. Наблюдения за школьниками различных образовательных учреждений г. Москвы (более 10 тыс. человек) с 1960 по 2004 г. позволили зафиксировать начало акцелерации (акселерации) роста и развития подрастающего поколения в 1960-х, ее пик – в середине 1970-х, прекращение – в 1980-е и развитие противоположного процесса (децелерации) с 1990-х гг.. Подобная цикличность роста и развития подрастающего поколения за прошедшие десятилетия установлена почти во всех странах Европейского региона и является объективной реальностью.

Массовые одномоментные обследования школьников г. Москвы, проводившиеся нами в течение ряда лет, неоспоримо свидетельствуют, что в настоящее время акцелерация роста и развития подрастающего поколения города в основном закончилась. В частности, прекратилось увеличение длины тела и продольных размеров, а по широтным, обхватным параметрам и особенно массе тела современные дети значительно отстали от ровесников прошлого.

Рис. 1. Изменение ведущих антропометрических показателей физического развития в последнее тридцатилетие ХХ в. (на примере 15-летних девочек Москвы)

Рис. 1. Изменение ведущих антропометрических показателей физического развития в последнее тридцатилетие ХХ в. (на примере 15-летних девочек Москвы)

Рис. 2. Изменение ведущих антропометрических показателей физического развития у 16-летних школьников Москвы в последние 10 лет, см, кг

Рис. 2. Изменение ведущих антропометрических показателей физического развития у 16-летних школьников Москвы в последние 10 лет, см, кг

Сдвиги ведущих антропометрических показателей физического развития к середине 1990-х гг. можно увидеть на рис. 1, где на примере 15-летних московских школьниц показано, что длина тела с 1980-х гг. не изменилась, чего нельзя сказать о массе тела и обхвате груди. Подобная динамика характеризует физическое развитие и их сверстников-мальчиков и, как можно видеть из рис. 2, наблюдается у школьников обоего пола даже в самые последние годы. Изменение пропорций тела школьников города в диапазоне рассматриваемых десятилетий иллюстрируют графики на рис. 3–6. Здесь в сравнительном плане представлены результаты двух динамических наблюдений за группами учащихся (с момента поступления в школу до ее окончания), обследованных с интервалом более 20 лет.

Рис. 3. Рост поперечного диаметра грудной клетки мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия,

Рис. 3. Рост поперечного диаметра грудной клетки мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 4. Рост тазового диаметра мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 4. Рост тазового диаметра мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 5. Рост поперечного диаметра грудной клетки девочек Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 5. Рост поперечного диаметра грудной клетки девочек Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 6. Рост тазового диаметра девочек Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Рис. 6. Рост тазового диаметра девочек Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия, см

Можно видеть, что отставание по ведущим параметрам физического развития достаточно отчетливо проявляется и в парциальных размерных признаках.

Рассматривая состояние физического развития современных московских школьников в сравнении с ровесниками прошлых десятилетий и оценивая его по единым возрастно-половым нормативам, мы смогли выявить четкую тенденцию нарастания дефицита массы тела. Об этом, в частности, свидетельствуют данные таблицы, в которой представлены параметры физического развития учащихся общеобразовательных школ в разные годы.

Таблица. Оценка физического развития учащихся двух школ г. Москвы в разные годы

Контингент

Численность

Норма

Избыток массы тела

Дефицит массы тела

Низкий рост

Общеобразовательная школа (1970-е гг.)

709

79,0

10,5

8,6

1,9

Общеобразовательная школа (1990-е гг.)

1003

75,0

7,0

15,0

3,0

Можно видеть, как изменился характер физического развития московских школьников за рассматриваемый 20-летний период: к 1990-м гг. из трех основных отклонений приоритетным стал относительный дефицит массы тела. Особенно вырос удельный вес этого отклонения в старшем школьном возрасте. Так, если это отклонение в физическом развитии у московских девятиклассников 1970-х гг. отмечалось у 5,6% юношей и 11,8% девушек, в 1980-е гг. достигало 12,3% и 11,6%, то к началу XXI в. составляло уже 13,9 и 17,2% соответственно.

В настоящее время этот процесс продолжается. Сейчас (2003–2004 гг.) дефицит массы тела среди юношей к моменту окончания школы диагностируется почти в каждом четвертом (22,1%), а среди девушек в каждом шестом (15,5%) случае. И это, по всей видимости, может свидетельствовать об изменениях в формировании дефинитивных размеров тела, об известной грацилизации (астенизации) их телосложения.

Обращает на себя внимание и то, что в московском контингенте увеличивается число детей с общей задержкой физического развития. И хотя это увеличение по нашим наблюдениям достигает лишь 1,1%, оно не может быть безразличным для общества, т.к. такое отклонение достаточно часто формируется у детей из неблагополучных семей и сирот.

Изучение динамики физического развития подрастающего поколения во времени невозможно без рассмотрения сдвигов в биологической, в частности половой, зрелости растущего организма. Достаточно надежным показателем уровня полового созревания является, как известно, возраст, в котором у девушек появляются первые регулы (возраст менархе).

Рис. 7. Динамика menarche у девочек Москвы на протяжении ХХ в.

Рис. 7. Динамика menarche у девочек Москвы на протяжении ХХ в.

Общая картина изменений возраста менархе во времени представлена на рис. 7 (материалы получены на основе анализа архивных данных московских родильных домов – 5584 карты рожениц разных лет, и собственных обследований школьниц Москвы, начиная с конца 1950-х гг.). Можно видеть постоянное (если не считать военных лет) снижение сроков появления первых регул у жительниц города, возраст менархе которых в 1930-е гг. равнялся 14,8 года, а к 1960 г. снизился до 13,9 года.

В настоящее время мы располагаем материалами пяти динамических наблюдений за юными москвичками с 12-летнего до 16–17-летнего возраста, которые в разные годы учились в одних и тех же московских школах. Большой диапазон наблюдений (середина 1960-х – начало 2000-х гг.), идентичность сбора данных, обеспечивающая их высокую точность, позволили выявить тенденцию изменения сроков полового созревания девочек Москвы за последние более чем сорок лет.

Во второй половине ХХ в. возраст появления первых регул у девочек претерпевал разнонаправленные изменения: от 1960-х к 1970-м гг. наблюдалась акцелерация менархе, что четко коррелировало с архивных данными первой половины XX в., с 1980-х гг. началась его ретардация. Только за последние десять лет возраст, в котором у девочек появляются первые регулы, увеличился примерно на 3 месяца и составляет сейчас в Московском регионе в среднем 13 лет и 3 месяца.

Кроме того, оценка уровня полового созревания современных девочек-подростков, проведенная по нормативам развития вторичных половых признаков, показала, что среди 14–15-летних школьниц в 32,1% случаев, а среди 16–17-летних в 22,1% наблюдается относительное отставание, свидетельствующее о замедлении темпов их созревания по сравнению с ровесницами прошлого. Анализ показал также, что во всех случаях у основной массы девушек первые регулы появляются в возрастном диапазоне 12 лет 6 мес. – 13 лет 5 мес. В то же время в этом диапазоне в последние годы произошли изменения, о чем свидетельствует рис. 8, где представлено более дробное (по полугодиям) внутригрупповое распределение возраста менархе. Видно, что пик распределения в 1960- и 1970-е г. приходился на диапазон 12 лет 6 мес. – 12 лет 11 мес., а в 1980-е – сместился на 13 лет – 13 лет 5 мес. Этот смещение в сторону более старших возрастов обнаруживается в 1981–1985 гг. и продолжается в течение двух следующих десятилетий.

Рис. 8. Внутригрупповое распределение возраста menarche у девочек Москвы

Рис. 8. Внутригрупповое распределение возраста menarche у девочек Москвы: I – 1964–1968 г., II – 1971–1975 г., III – 1981–1985 г., IV – 1986–1990 г., V – 1996–2001 г.
Цифры по оси абсцисс означают:
1. 9 лет 6 мес. – 9 лет 11 мес.; 2. 10 лет – 10 лет 5 мес.; .3. 10 лет 6 мес. – 10 лет 11 мес.; 4. 11 лет – 11 лет 5 мес.; 5. 11 лет 6 мес. – 11 лет 11 мес.; 6. 12 лет – 12 лет 5 мес.; 7. 12 лет 6 мес. – 12 лет 11 мес.; 8. 13 лет – 13 лет 5 мес.; 9. 13 лет 6 мес. – 13 лет 11 мес.; 10. 14 лет – 14 лет 5 мес.; 11. 14 лет 6 мес. – 14 лет 11 мес.; 12. 15 лет – 15 лет 5 мес.; 13. 15 лет 6 мес. – 15 лет 11 мес.; 14. 16 лет – 16 лет 5 мес.; 15. 16 лет 6 мес. – 16 лет 11 мес.

Сдвиги, выявленные в морфологическом статусе московских школьников, предполагают появление определенных изменений и в их функциональных возможностях. Следует отметить, что изменения силовых возможностей (по данным динамометрии) от 1960-х к 1980-м гг. у школьников в разные периоды жизни носят разный характер. У младших школьников в 1982–1985 гг. силовые возможности оказались лучше, чем у их ровесников в 1960–1963 гг. Однако с 12-летнего возраста картина меняется: по приросту мышечной силы школьники 1980-х начинают все больше отставать от ровесников 1960-х гг. С увеличением возраста это отставание прогрессирует настолько, что, достигнув 17 лет, мальчики показывают результаты на 18,5% (на 10 кг), а девочки на 21% (на 7 кг) более низкие, чем два десятилетия назад. Развитие мышечной силы у школьников разных десятилетий демонстрируют рис. 9 и 10.

Рис. 9. Изменения в силе сжатия кисти у мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия (динамические наблюдения, кг)

Рис. 9. Изменения в силе сжатия кисти у мальчиков Москвы от 8 до 17 лет в разные десятилетия (динамические наблюдения, кг)

Рис. 10. Изменения в силе сжатия кисти у девочек Москвы от 8 до 17 лет в лет в разные десятилетия (динамические наблюдения, кг)

Рис. 10. Изменения в силе сжатия кисти у девочек Москвы от 8 до 17 лет в лет в разные десятилетия (динамические наблюдения, кг)

Анализ обследований 1970-, 1980- и 1990-х гг. подтвердил реальное снижение силовых возможностей школьников. Так, если в 1970-е гг. у 12-летних мальчиков показатель динамометрии составлял 26,8 кг, у их ровесников 1980-х – 21,9 кг, то в 1990-е гг. – только 20,5 кг. У девочек этой же возрастной группы в 1970-е гг. показатель динамометрии равнялся 23,3 кг, в 1980-е снизился до 20,4 кг, в 1990-е – до 18,6 кг.

Рис. 11. Изменение показателя динамометрии у девочек Москвы с 8- до 17-летнего возраста в последние десять лет, кг

Рис. 11. Изменение показателя динамометрии у девочек Москвы с 8- до 17-летнего возраста в последние десять лет, кг

Кроме того, силовые возможности детей конца 1990-х гг. в возрасте 8–11 лет оказываются ниже, чем были у их ровесников еще 10–12 лет назад, о чем, например, свидетельствует рис. 11, где представлены материалы обследования девочек. Наблюдения последних лет позволяют утверждать, что и в последнее пятилетие снижение силовых возможностей продолжается, хотя темпы его явно снизились. Аналогичная картина наблюдается и у мальчиков. В настоящее время 17-летние мальчики отстают от ровесников пятилетней давности по данным динамометрии на 9,25% (5 кг), показывая средний результат 48,1±0,7 кг, а девочки – на 9% (3 кг), их средний результат сейчас составляет 27,9±0,6 кг. Неудивительно поэтому, что современные подростки в большинстве случаев не выполняют нормативов по бегу, прыжкам, отжиманию, которые не представляли трудностей для их ровесников прошлых лет.

О том, что современная молодежь становится слабее, что ее представители хуже прыгают, плохо бегают, меньшее число раз могут отжаться, известно из многих публикаций. Снижение силовых возможностей у них связывают с отсутствием интереса к активным занятиям спортом и туризмом, переключением интересов на всевозможные развлечения, диапазон которых в настоящее время значительно расширился. Однако неуклонность этого снижения позволяет говорить о более серьезных причинах «ослабления» молодого поколения, среди которых возможно не последнюю роль играет нарушение экологического равновесия, ухудшение среды обитания.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru