Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №4/2001

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА

О зубастых строителях и птицах из Эдема

На вопрос «Есть ли у птиц зубы?» любой человек, не задумываясь, ответит «нет». И будет, конечно, прав. Но копилка чудес природы неисчерпаема – есть среди птиц и такие, которых вполне можно назвать зубастыми. Их клюв снабжен острыми роговыми зазубринами. Разумеется, к настоящим зубам они не имеют никакого отношения, но выглядят весьма впечатляюще. Эти птицы – зубчатоклювые шалашники (Scenopoeetes dentirostris), населяющие тропические дождевые леса на севере Австралии. Размером они примерно с дрозда и окрашены в неяркие коричневатые тона.

Зубчатоклювый шалашник

Зубчатоклювый шалашник

Зачем зубчатоклювым шалашникам «зубы»? Затем же, зачем и млекопитающим, – чтобы перемалывать пищу. В зимний период 40% рациона этих птиц составляют листья, почки и стебельки растений. Перед тем как проглотить эту грубую волокнистую пищу, зубчатоклювые шалашники тщательно размалывают ее – с помощью своих «зубов». Правда, летом, в сезон урожая, они кормятся в основном фруктами, которые часто заглатывают целиком. Самцы зубчатоклювых шалашников используют свои зубы и для подготовки украшений для брачной церемонии – своеобразного ритуала, свойственного большинству видов этих птиц.

Шалашники (Ptilonorhynchidae) – семейство птиц отряда воробьиных, представители которого встречаются в Австралии и на островах Новой Гвинеи. Длина тела разных шалашников колеблется от 20 до 40 см. У этих птиц хорошо выражен половой диморфизм – оперенье самцов наряднее и ярче, чем у самок. Но самая интересная особенность шалашников, за которую они, собственно, и получили свое название, – стремление строить удивительные «беседки любви» и украшать их самыми разнообразными предметами.

Самец зубчатоклювого шалашника, например, расчищает среди лесной подстилки довольно большую площадку и украшает ее кусками листьев, которые вырезает с помощью своих «зубов». Птица раскладывает листья «изнаночной» (светлой) стороной вверх и по мере увядания переносит на окраину площадки, а в центр кладет свежие.

Но зубчатоклювый шалашник – еще не самый искусный декоратор. Его родственники – австралийский желтоклювый шалашник (Sericulus chrysocephalus), большой серый шалашник (Chlamydera nuchalis), пятнистый шалашник (Chlamydera maculata) и некоторые другие строят коридор из воткнутых в землю прутиков. Такой коридор ведет на специальную площадку для тока, где самцы этих птиц раскладывают самые разнообразные украшения.

Оранжевохохлый садовник у своего шалаша

Оранжевохохлый садовник у своего шалаша

Еще более занятные сооружения строит оранжевохохлый садовник (Amblyornis subalarus). Он сооружает из веток замкнутый сверху шатер или беседку, достигающую порой высоты 1,5 м. В центре шатра находится деревце, разукрашенное, подобно рождественской елке, различными ягодами, цветами и мхом. Внутри беседки проходит кольцевой коридор, который выводит на расчищенную птицей токовую площадку, окаймленную бордюром из изумрудного мха, на котором разложены яркие ягоды, цветы и плоды.

Золотой шалашник (Prionodura newtoriana) сооружает высокие колючие башни из хвороста вокруг двух молодых деревьев или папоротников. При этом он выбирает такое место, где между опорами находится горизонтальная ветвь, на которой птичка может демонстрировать свои танцевальные и певческие таланты. Иногда этот шалашник оплетает прутиками еще несколько деревьев, расположенных в радиусе 2–3 м от основных башен-шалашей, а свободное пространство на земле украшает свежими белыми цветами, которые заменяет по мере их увядания.

Атласный шалашник

Атласный шалашник

Самец атласного шалашника (Ptilonorhynchus violaceus) расчищает среди лесной подстилки площадку размером около 1 м2, сооружает на ней платформу из веточек, а сверху строит шалаш, стенки которого еще и штукатурит мелко перемолотым углем, смешанным с соком ягод и собственной слюной. А потом раскрашивает их синими узорами, используя для этого перемолотые в клюве кусочки растительности вместе с синими ягодами. Около северного входа в шалаш, максимально освещаемого солнцем, атласный шалашник устраивает токовую площадку, которую тщательно декорирует, раскладывая на фоне ярких желтых листьев и соломинок голубые перья попугаев, желтые и синие цветы, красивые крылья насекомых. У наружного края платформы раскладываются более крупные украшения – например, раковины наземных моллюсков, а в отдельной кучке у входа в шалаш – украшения помельче, которые самец в момент ухаживания за самочкой обычно берет в клюв.

Ярко-желтый ковер, устилающий площадку перед шалашом, отчетливо выделяется на фоне лесной подстилки. А хозяин постройки еще и тщательно обрывает свисающие над ней листья – чтобы не заслоняли солнечных лучей.

Беседки и танцевальные площадки разных видов шалашников

Беседки и танцевальные площадки разных видов шалашников

Украшения, используемые разными видами шалашников, очень разнообразны. Это могут быть раковины моллюсков, кусочки кожи рептилий, мелкие цветные камешки, яркие перья, части хитинового покрова насекомых, кусочки костей, листья, цветы и самые разнообразные плоды. Шалашники, живущие возле поселений человека, добавляют к этому набору то, что могут найти (а то и украсть) у жилищ своих двуногих соседей, – монеты, булавки, блестящие ложки и вилки, бижутерию, осколки бутылочного стекла, кусочки яркой бумаги и пластмассы, гайки, винтики и тому подобное. На их площадках находили даже драгоценные камни, в том числе бриллианты!

Склонностью к строительству украшенных площадок отличаются 14 из 18 видов птиц, входящих в семейство шалашников. Когда прибывшие в Австралию европейцы впервые увидели их сооружения, они не могли понять, что это такое. Капитан Стокс (один из первых исследователей внутренних областей пятого континента) решил, что удивительные постройки сооружают туземные женщины на потеху своим детям. А тогдашний губернатор Австралии сэр Джорж Грей предположил, что украшенные шалаши – дело лап кенгуру. Вероятно, он полагал, что эти удивительные сумчатые способны на многое.

Когда же наконец, выяснилось, что шалаши строят обитающие в окрестных лесах птички величиной с дрозда или ворону, исследователи сочли эти постройки их гнездами. И только в 1835 г. орнитолог Дж.Гульд установил, что это отнюдь не колыбели для потомства, а своеобразные дворцы «бракосочетания», предназначенные для церемонии ухаживания и спаривания. Настоящие гнезда строят не самцы, а самки шалашников. Они делают это самостоятельно, а потом также в одиночку высиживают яйца. У некоторых видов самец помогает выкармливать птенцов, но чаще всего и эта забота целиком ложится на плечи самки.

Получается, что все усилия самца направлены только на то, чтобы привлечь партнершу, поразив, так сказать, ее воображение. Но какое, казалось бы, самке дело до «художественных способностей» партнера, если помощи от него все равно не дождешься? Этот вопрос – как и многие другие аспекты отмеченной еще Дарвином проблемы полового отбора, остается пока без ответа. Кстати, рассуждая о половом отборе, Дарвин рассматривал и удивительное поведение шалашников. Но только тщательные наблюдения за брачным поведением уже упоминавшегося атласного шалашника, выполненные в самое недавнее время (в 1980 г.), показали, что между «декораторскими» способностями самца и его репродуктивным успехом действительно имеется прямая связь.

1. Самец атласного шалашника укрепляет веточками стенки своего шалаша.
2. Во время процесса ухаживания самец преподносит самке различные украшения.
3. В отсутствии хозяина другой самец может разрушить его шалаш.
4. После спаривания самка откладывает яйца и выкармливает птенцов в гнезде, расположенном вдали от шалаша отца.

Атласные шалашники распространены вдоль восточного побережья Австралии. Половой диморфизм у этих птиц, как и у других шалашников, выражен довольно ярко – взрослые самцы несколько крупнее самок и окрашены в ярко-синий цвет. У самок и молодых самцов спина темно-зеленая, а грудь и брюшко – желтовато-белые с темными пятнышками.

Брачный сезон у этих птиц начинается в начале ноября и длится примерно до конца декабря. Но уже заранее, к середине октября, взрослые самцы заканчивают ремонт своих старых шалашей и начинают заниматься их украшением. Интересно, что в это время к ним часто наведываются молодые самцы, а взрослые исполняют перед ними брачные танцы – не то репетируя, не то устраивая своеобразные «показательные выступления». Но к моменту начала брачных игр взрослые птицы отгоняют молодых, а также, не жалея времени и сил, пытаются либо разрушить постройки соседей, либо повредить их, а заодно и стянуть то или иное украшение – чтобы пристроить его на своей площадке. Особенным «спросом» и предметом усиленного воровства являются синие перышки, найти которые в природе не так-то просто.

В свое время шалаши начинают посещать самки. Как только «дама» оказывается поблизости, самец тут же начинает исполнять перед ней брачный танец – распушает оперенье, периодически издает стрекочущий крик, взмахивая в такт крыльями. Крики чередуются с молчанием, невнятным бормотанием, фырканьем и имитацией голосов других видов птиц. При этом самец обычно держит в клюве какое-либо из имеющихся у него украшений. Самка же сначала забирается в шалаш, где щиплет клювом слагающие его веточки, точно пробуя, хорошо ли построено «любовное гнездышко». Затем она внимательно наблюдает за всеми концертными номерами самца и... улетает. И лишь посетив несколько шалашей, самка наконец делает свой выбор, обычно останавливаясь на наиболее аккуратной и симметричной постройке, украшенной наибольшим количеством разнообразных безделушек. Владельцы таких построек могут за сезон спариться с несколькими десятками самок, на долю других достается значительно меньше партнерш, а наименее аккуратные самцы чаще всего остаются холостяками.

Пытаясь найти этому объяснение, исследователи обращают внимание на то, что некрасивая и непрочная постройка – в значительной степени результат неспособности ее владельца противостоять наскокам соседей, портящих шалаш и ворующих собранные украшения. А совершенная беседка, напротив, свидетельствует о высоком социальном статусе ее хозяина – себя в обиду не даст, а других потреплет. Такие качества, конечно, будут полезными и для будущего потомства. На сами же ученые признают, что подобные рассуждения носят чисто умозрительный характер.

Естественно, что неумелые постройки совсем молодых птиц практически не привлекают внимания самок. Тем не менее они строят себе временные площадки и «в свое удовольствие» исполняют там брачные танцы, видимо накапливая опыт для дальнейшей жизни. Кроме того, молодые самцы периодически наведываются к постройкам взрослых, и если хозяина вдруг не окажется на месте, могут попытаться воспользоваться случаем и потанцевать там перед появившейся самкой.

Еще один пример «нецелесообразного» стремления покорить самку красотой, никак не участвуя в заботе о потомстве, демонстрируют представители семейства райских птиц (Paradisaeidae) из отряда воробьиных, близкого к семейству шалашников. «Козыри» самцов райских птиц – даже не постройки, а собственное чудесное оперение и затейливое поведение.

Самцы ряда видов этого семейства считаются одними из самых красивых птиц на Земле. Плотное, компактное тело с короткими ножками может быть украшено перьями в виде нитей, вымпелов и флагов, блестящих металлическим блеском «пластинок» или загибающихся в виде спирали «проволочек». У самцов некоторых видов головы украшены царственными хохлами, у других на шее красуются роскошные воротники.

Но весь этот блеск характерен только для самцов, самочки же райских птиц раскрашены весьма скромно, в темно-бурые, коричневые или зеленоватые тона. И они целиком берут на себя заботу о потомстве – их поразительно красивые мужья не принимают участия ни в строительстве гнезд, ни в насиживании, ни в выкармливании птенцов.

Красная райская птица

Красная райская птица

Зато брачные танцы самцов райских птиц не менее замечательны, чем их оперение. Например, самцы красной райской птицы (Paradisaea raggiana) токуют группами из 10–20 птиц. Каждое утро на рассвете они собираются в кроне какого-то определенного дерева и возвещают о себе громкими криками «уау, уау...», которые с каждой минутой становятся все громче и настойчивее. Когда на току появляются откликнувшиеся на призыв самки, самцы, продолжая издавать громкие крики, поднимают свои яркие оранжевые перья на боках (плюмажи), встряхивают крыльями и начинают в возбуждении прыгать из стороны в сторону. Затем самцы замолкают и делают «вис» спиной вниз. При этом крылья у них вытягиваются вперед, а поднятые плюмажи струятся подобно экзотическим оранжевым переливающимся фонтанам.

И среди молчаливых самцов, застывших в казалось бы в экстравагантных и противоестественных позах, начинает передвигаться невзрачная самочка, выбирающая себе мужа по вкусу. После того как партнер выбран, происходит спаривание, а остальные птицы ожидают счастливого завершения брачной церемонии. Затем самочка улетает, а самцы продолжают свой ток, завлекая следующую даму. Самцы красной райской птицы проводят в состоянии тока не менее 6 месяцев в году!

Не менее красивы брачные танцы и у других райских птиц. Самцы паротии Лэйвиса (Parotia lawesii) танцуют на расстоянии от нескольких десятков до сотни метров друг от друга. Танцплощадкой им служит земля, а самки наблюдают за представлением, сидя на ветвях дерева. Во время танца самец распушает свою замечательную «юбочку», окрашенную в яркие тона, выставляет вперед шесть длинных жестких перьев на голове и подпрыгивает на площадке в радостном возбуждении. После танца он взлетает на ветку к самочке и стремится получить заслуженную награду.

Синяя райская птицаПредставление самца синей райской птицы (Paradisaea rudolphi) начинается с песни, которую он исполняет, сидя на ветке дерева. После короткого музыкального вступления «актер» медленно переворачивается вниз спиной и одновременно трясет своим плюмажем из сверкающих сине-голубых перьев. При этом он продолжает исполнять нежную монотонную песню, стараясь привлечь внимание своей избранницы.

Синяя райская птица

Самцы серпоклювой райской птицы (Epimachus albertisi) во время брачных демонстраций также подвешиваются к ветке спиной вниз и поднимают яркие плюмажи так, что образуется круглая пелерина.

Ярко раскрашенный самец большой райской птицы (Paradisaea apoda), усевшись на ветке высокого дерева, начинает свое представление громким и хриплым криком. Затем он опускает голову и начинает приседать, раскачиваясь вправо и влево, трясется все энергичнее и энергичнее, распускает крылья и струит вниз каскад из волосовидных желтых перьев (они порой достигают длины 1 м), растущих у него на боках. Вдруг птица изгибается вниз, совсем опускает крылья, вздымает яркие плюмажи подобно праздничным знаменам и замирает на 1–2 минуты. Потом не спеша складывает свое взъерошенное оперенье, готовясь к следующему танцу.

Королевская райская птицаУ самца великолепной райской птицы (Cicinnuru magnificus) перья образуют вокруг шеи высокий воротник. Во время брачного танца птица садится на ствол дерева или вертикально направленную ветку и танцует там подобно заводной механической игрушке.

Королевская райская птица

В настоящее время в семействе райских птиц насчитывается 43 вида (ряд видов был истреблен за прошедшие столетия), и у большинства из них брачные отношения строятся по описанной схеме – ритуальные танцы великолепных самцов и уход за потомством, осуществляемый скромно одетой самочкой. Но у 9 видов семейная жизнь строится на паритетных началах. Самец и самка – оба имеющие одинаковую неброскую окраску, образуют пару и вместе заботятся о подрастающем поколении.

Большинство видов райских птиц встречается только на островах Новой Гвинеи. Четыре вида обитает на востоке Австралии и два расселились к западу вплоть до северной части Моллукских островов.

Первым европейцем, узнавшем о существовании райских птиц, был известный путешественник Фернандо Магеллан, который получил шкурки этих необычных созданий в подарок от одного из султанов Моллукских островов во время первого в истории человечества кругосветного путешествия. Но на родину, в Португалию, доставил их не он, а капитан Х.С. Элькано, возглавлявший экспедицию после гибели Магеллана в 1521 г. Шкурки райских птиц приплыли в Европу в сентябре 1522 г. на единственном уцелевшем корабле этой экспедиции, который назывался «Виктория».

Шкурки, подаренные Магеллану, не имели ног. И несмотря на заверения Пигафетты, историографа этой экспедиции, о том, что у живых райских птиц ноги есть, в Европе на долгие годы воцарилось странное мнение, что эти удивительные создания природы безноги. Ноги им, якобы и не нужны потому что от рождения до смерти живут они в воздухе, где питаются «небесной росой». На лету же размножаются и высиживают яйца, которые самка откладывает на спину самца...

Самец синей райской птицы во время танца

Самец синей райской птицы во время танца

Поддержанию этой легенды способствовали туземцы, продававшие роскошные шкурки европейцам, продолжая отрубать у птиц ноги. И только в 1824 г. французский судовой врач Рене Лессон увидел в лесах Новой Гвинеи живую райскую птицу, которая обладала замечательными крепкими ножками и прекрасно перепрыгивала с ветки на ветку.

А шкурки райских птиц к тому времени уже пользовались большим спросом у европейских модниц, которые украшали фантастическими перьями свои наряды. В конце XVIII – начале XX в. на райских птиц охотились особенно интенсивно, тогда и были истреблены некоторые виды.

Теперь охота на райских птиц запрещена, и только местное население может убивать некоторое количество для изготовления ритуальных украшений.

Питаются райские птицы в первую очередь различными плодами и при этом являются распространителями семян многих растений, например фигового дерева, мускатного ореха, красного дерева и других. Причем в местах своего распространения они – почти единственные члены биологических сообществ, выполняющие данную роль, которая в других тропических регионах принадлежит в первую очередь плодоядным плацентарным млекопитающим, таким как белки или обезьяны. Но в Австралии, на Новой Гвинее и прилегающих островах таких млекопитающих нет и если отсюда исчезнут райские птицы, то плохо придется и многим тропическим растениям, составляющим основу местных дождевых тропических лесов.

Литература

Винокуров А.А. Редкие и исчезающие животные. Птицы. – М.: Высшая школа, 1992.

В мире науки. 1986, № 8.

В мире науки. 1990, №2.

Фауна мира. Птицы. – М.: Агропромиздат, 1991.

Australia Leading Nature Magazine. 1994–95, V.24, №11.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru