Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №1/2003

С НОВЫМ 2003 ГОДОМ!

В. И. МЕЛЕШКО

Древнегреческие мифы глазами биолога

В каждой стране, у каждого народа существуют свои сказания, сказки, легенды, мифы. Народная мудрость в них тесно переплетается с буйной фантазией, историческая правда – с волшебством. «Сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок».

В мифах можно увидеть то «волшебство», на какое способен буквально каждый человек, – во сне. Там мы можем летать, иметь много жизней, сражаться с чудовищами, любить принцесс. Другие вполне резонно улавливают рациональное зерно в сказочном начале. Так, сражение богатыря с драконом или бесчисленным войском можно аналогизировать с действительными историческими сражениями, где каждая из сторон представлена воплощением злой или доброй силы. Третьи вообще уверены, будто в мифах скрывается многократно переиначенная информация о действительных событиях, имеющих отношение к существованию древних могучих развитых цивилизаций, к инопланетному разуму или к катастрофам мирового масштаба. Ведь с этой точки зрения ковер-самолет – антигравитационная платформа, скатерть-самобранка – малый синтезатор-материализатор, разящий перун громовержца – оружие особой мощности. И действительно, Девкалионов потоп у греков напрямую ассоциируется со Всемирным потопом, о котором говорят, что подтверждение сего явления можно найти на каждом шагу, и не только на горе Арарат. В мифе о Фаэтоне при желании можно увидеть описание падения гигантского метеорита (а может быть – корабля пришельцев?).
Короче, мифы и сказки хороши тем, что каждый находит в них именно то, что хочет найти, пусть даже подгоняя одно к другому и притягивая за уши разрозненные события.
Но мне, как учителю биологии, показался интересным иной аспект рассмотрения мифов. По тому, как отражены в мифах различные живые объекты, можно сделать очень важные выводы об отношении древних к животным, растениям, их культуре, а также и о распространенности тех или иных организмов, об их значимости для людей разных стран. Один детский писатель как-то рассказывал, что его книгу про животных должны были издавать в Монголии. В названии присутствовала фраза типа «собака – друг человека». Монгольский издатель попросил изменить его, потому что в их стране такую книгу не купят, ведь собака – грязное, мерзкое и паршивое животное. А заменить можно на другое, например, «лошадь – друг человека».
Сразу скажу, что многие биологи неоднократно обращались к мифологической тематике. Но обычно необходимость обратиться к мифам возникает тогда, когда мы сталкиваемся с тем или иным названием животного, растения, гриба, прямо или косвенно связанного с мифическими объектами или персонажами. Например, научные названия волчеягодника (Daphne), гидры (Hydra), борщевика (Heracleum), нереиды (Nereis), красавки (Atropa) и сотен других объектов были даны в честь героев мифов. Только вот вопрос – кем? Как правило, в большинстве случаев названия дают современные ученые. Но оказывается, что у древних на этот счет были свои соображения. Некоторые животные и растения получали свое название в честь тех, кто по воле богов был превращен в них (Гиацинт, Кипарис, Филира, Линх, Иинкс и так далее). А могло быть и наоборот: герой получал имя того растения или животного, в которого ему, по легенде, предстояло превратиться или из которого возник он сам (спарты, мирмедоны и так далее).
При изучении зоологии возникает очень много моментов, когда ссылка на упоминание того или иного животного в мифах оказывается весьма к месту. Но вот задумывались ли вы, какие животные в мифах встречаются чаще, какие – реже, кто из них просто упоминается, а кому посвящены целые страницы, кто имеет свое имя, посвящение и даже помещен на небо в виде созвездия? Давайте попытаемся сделать это вместе. И начнем с класса млекопитающих.

Отряд Парнокопытные

Козы были одними из первых одомашненных животных, поэтому ценились весьма высоко, особенно в засушливых областях, где их разводили в основном ради молока.
Как мы знаем, всех братьев и сестер Зевса проглотил его кровожадный отец Кронос. Маленького же бога Рея спрятала на Земле, а выкормили его нимфа Мелисса (пчела) и коза Амалфея. В благодарность за сытное детство Зевс взял у козы рог и сделал из него Рог Изобилия.
В образе козленка маленький Дионис, сын Зевса и Семелы, скрывался от гнева Геры, которая приказала титанам разорвать его на куски и сварить в котле.
Что такое эгида? Судя по описанию, – некое подобие защитного панциря для защиты передней части тела от колюще-режущего оружия, а также от стрел, сделанное из козьих шкур. По одной из версий, Палладой Афину назвали в честь некого козлоподобного Палланта, с которого богиня сняла кожу и сделала себе нагрудное украшение. У Пана, покровителя пастухов и охотников, внешность была необычная для бога: козлиные ноги, рожки, бородка и хвост – ни дать ни взять, стопроцентный прототип черта. Говорят, все это потому, что предполагаемой матерью Пана была чуть ли не та самая коза Амалфея, которую Гермес посетил в образе барана.
Козы выкормили брошенного младенца, новорожденного сына Фиеста, за что его назвали Эгисф – «козья сила».

Овцы, бараны. Циклоп Полифем, которому Одиссей с товарищами выколол единственный глаз, был, несмотря ни на что, отличным пастухом. Его великолепные стада коз и овец приносили огромное количество молока и сыра. И, между прочим, команда Одиссея смогла выбраться из полифемовой западни, только спрятавшись под брюхом его же баранов, уцепившись за их густую шерсть.
Златорунный барашек послужил причиной раздора между сводными братьями Атреем и Фиестом. В ходе головоломной интриги Пан послал Атрею великолепного овна, который должен был быть принесен в жертву богам. Но Атрей пожалел уничтожать такое чудо и принес в жертву только мясо, а из шкуры сделал чучело. А это уже было нарушением клятвы, чем не преминул воспользоваться Фиест.
Другой овен с золотой шерстью был послан Гермесом для спасения Фрикса и Геллы, которым грозила гибель из-за козней их мачехи Ино. К несчастью, когда баран пролетал над морем, Гелла упала в пучину и утонула. А Фрикс, добравшись до Колхиды, в благодарность богам принес в жертву барана (то есть попросту убил его), содрал шкуру и повесил в храме. За этим золотым руном позже была снаряжена целая экспедиция аргонавтов. Похоже, именно этого Овна поместили на небо в виде созвездия.
Кстати, феномену «золотого руна» есть и естественно-научное обоснование. В древние времена один из способов добычи золота заключался в том, что шкуру (руно) овцы погружали в поток воды, а сверху сыпали золотоносный песок. Частицы тяжелого металла оседали в шерсти, пустая же порода смывалась. Получалось и на самом деле золотое руно.

Коровы и быки (bos, taurus, vacca, bou=j, tau=roj). Одна из самых известных коров – так, в которую была превращена возлюбленная Зевса Ио. Сам же громовержец превратился в роскошного быка, когда захотел похитить прекрасную Европу, дочь Агенора. Она родила Миноса, Радаманта и Сарпедона. Отсюда пошла знаменитая пословица «quod licet Jovi, non licet bovi» – «что позволено Юпитеру, не позволено быку».
С быками у Миноса, ставшего царем Крита, связаны не совсем приятные ассоциации. Однажды он попросил Посейдона прислать ему жертвенное животное, но когда из моря появился великолепный белоснежный бык, то царь пожалел его и отправил пастись в сои стада. За это морской владыка сделал так, что Пасифая, жена Миноса, без ума влюбилась в быка. От этой страсти родился Минотавр – человек с бычьей головой.
Неизвестно, тот ли это был бык, но вообще-то пятый подвиг Геракла заключался в поимке Критского быка, разорявшего окрестности и изрыгавшего пламя.
Бык из стада царя Приама был назначен в подарок победителю соревнований. Но получилось так, что его выиграл именно пастух стада, в котором бык и вырос – Парис, родной сын царя Трои.
Огнедышащих и медноногих быков, сотворенных Гефестом, должен был запрячь Ясон, чтобы вспахать поле и засеять его зубами дракона.
С коровами связан десятый подвиг Геракла. Герой должен был похитить стадо великана Гериона, причем именно украсть, а не купить или выпросить. Для Гериона это закончилось печально, как и для его двухглавого пса Орфа.
Коров из стада титана Гипериона вопреки приказу Одиссея зарезали его голодные спутники. За это их корабль затонул, а спасся лишь хитроумный сын Лаэрта.
А коров из стада Аполлона похитил малыш-Гермес, привязав к их хвостам ветки, чтобы замести следы.
Согласно предсказанию прорицателей, город можно было построить там, где ляжет обессиленная корова. Именно в этих местах были построены Троя (Илион) и стовратные Фивы.
Примечательно, однако древние греки не умели получать сливочное масло, а если и умели, то не использовали его. Жаль, а то по некоторым данным, на островах были такие великолепные пастбища, что у коров Гериона, например, молоко при скисании не давало сыворотки – один жирный творог.

Лани (Cervus). Артемида, богиня охоты, очень любила это животное. Наверное поэтому она разъезжала на колеснице, запряженной ланями. Этим животным она заменила дочь Агамемнона Ифигению, которую необходимо было принести в жертву для успешного похода на Трою. В лань превращалась и сама Артемида, например, когда ею пытались овладеть братья От и Эфиальт. По предсказанию они не могли погибнуть ни от рук богов, ни от смертных. Став белоснежным животным, Артемида пронеслась между ними – и братья, пытаясь показать свое охотничье мастерство, сами пронзили друг друга копьями.
Лань вскормила Телефа, брошенного сына Авги и Геракла.
Геракл же отличился еще и тем, что добыл знаменитую Керинейскую лань (третий подвиг), у которой были золотые рога и медные ноги. Герой носился за ней по всей Европе, а когда это ему надоело, точным выстрелом из лука пригвоздил ее к дереву, причем, стрела прошла между костью и сухожилием ног так, что не пролилось ни капли крови. За это ему чуть не попало от богини, но он свалил всю вину на Эврисфея, приказавшего поймать животное.

Олени (cervus, e)\lafoj). Именно они были на короне Немесиды – богини возмездия.
Охотник Актеон случайно увидел купающуюся Артемиду и был превращен ею в оленя, которого тут же разорвали его собственные собаки.
Другого великолепного оленя, кстати, своего собственного любимца, случайно убил Кипарис, друг Аполлона. Горе юноши было так велико, что бог превратил его в вечно скорбное в своей красоте дерево.

Свиньи и кабаны (sus, scrofa, porcus, verres, suшj, u)шj, xlou\nhl, xoiнroj). Как следует понимать, они отличаются друг от друга так же, как и свин от кабанихи – кто-то одомашнен, а кто-то дикий. А может и так: один добрый, а другой – нет. В общем, следите за логикой изложения.
По одной из версий, маленького Зевса вскормили не только Мелисса и Амалфея, но и свинья, которая к тому же и катала его на спине.
В свиней волшебница Кирка превратила и спутников Одиссея, напоив их зельем. (Сам же хитрый Одиссей раньше принял противосвиной антидот).
Кроммионская свинья была сущим проклятием для местных жителей, разоряя их поля и пугая стариков, пока в дело не вмешался Тесей. Говорят, эта свинья еще одним порождением Тифона и Ехидны, а следовательно, сестрой Кербера, Гидры, Химеры.
Калидонский вепрь (кабан) был послан Артемидой разорить поля Ойнея, за то, что тот позабыл принести ей жертву наравне с другими одиннадцатью богами Олимпа. Охота на этого зверя прославила Мелеагра, Атланту, Теламона, Ясона, Тесея, Диоскуров и других героев.
Поимка живьем Эриманфского вепря – четвертый подвиг Геракла. Герой загнал огромного и свирепого зверя в глубокий снег, где тот стал беспомощным, как танк в трясине, и скрутил его.
Другой вепрь убил аргонавта Идмона, прорицателя, когда он с командой готовился к отплытию от гостеприимного царя Лика. Другого аргонавта, Анкея, кормчего «Арго», тоже задрал кабан, но уже по возвращении из путешествия домой.
В подобной ситуации Одиссей отделался глубоким шрамом на бедре. (Именно по нему его и узнали, когда герой возвратился домой после долгой дороги из Трои). Но ничто не могло спасти бедного Адониса, возлюбленного Афродиты, ведь в образе вепря был сам Арес, ревнивый и свирепый бог войны.

Отряд Непарнокопытные.

Осел (asinus, o)\noj). Как известно, на Олимпе непорочных богинь можно было пересчитать по пальцам одной руки. К ним относились Артемида, Афина и Гестия. На честь последней покушался козлоногий Пан, но в самый ответственный момент закричал осел и поднял тревогу.
Ослиными ушами был «награжден» царь Мидас, когда не согласился с решением судьи Тмола присудить победу Аполлону в его состязании с Марсием в игре на музыкальных инструментах.
Надо заметить, что греки ценили в ослах не только прекрасные ходовые качества, совершенно неоценимые в сильно гористой местности Эллады, но и их вкусное мясо, питательное и лечебное молоко.

Кони и лошади (equus, i(\ppoj). Можно подумать, что царь Авгий содержал именно коней, коль скоро Геракл, совершая свой пятый подвиг, вычистил от навоза его конюшни. На самом же деле, кроме табунов Авгий содержал множество отборных стад и отар. А вообще-то табунами славились многие цари, боги и герои Древней Греции.
Главк, сын Сисифа, например, запретил покрывать своих кобылиц, надеясь улучшить их скаковые качества. Этим он обидел Афродиту, выступавшую против сексуальной дискриминации даже животных. В результате кобылицы взбесились и разбили колесницу царя вместе с ним самим.
Знаменитые лошади царя Эномая никогда не приходили к финишу вторыми, ведь они были зачаты от северного ветра Борея и даже получили собственные имена, запечатленные в мифах – Псилла и Гарпина. Отважный герой Пелоп, чтобы победить Эномая, пошел на хитрость, подговорив Миртила, возничего царя, повредить его повозку. Это стоило царю жизни.
Из-за бессмертных кобылиц Лаомедонта, царя Трои, Геракл согласился избавить Илион от ужасного морского чудовища. Но царь обманул сына Зевса, за что тот, возвратившись с войском, взял Трою приступом и убил клятвопреступника со всей его семьей (кроме Подарка, переименованного в Приама, ставшего впоследствии отцом Гектора, Париса, Кассандры и т.д.).
Согласно предсказанию, в троянской войне город мог пасть только в том случае, если а) в кампании будет участвовать Ахилл (его хитростью привлек к делу Одиссей), б) будут использованы стрелы Геракла, которыми по наследству владел Филоктет (ими лучник убил Париса), в) из города будет унесено изваяние Афины (его потом украл Одиссей), г) наконец, если кони царя Реса, союзника троянцев, никогда не напьются воды из реки Скамандр (этих коней похитили Одиссей и Диомед). И как тут не вспомнить еще и деревянного Троянского Коня, спрятавшего в своем нутре отряд греков.
Кони послужили причиной гибели других персонажей мифов. Вероломного царя Ликурга, проклятого Дионисом, собственные подданные привязали к лошадям и разорвали на части. Знаменитые кони Диомеда, сына Ареса, – Подагр, Лампон, Ксанфи Дин – были выкормлены человеческим мясом и кровью чужеземцев. Восьмой подвиг Геракла как раз и заключался в их поимке. К сожалению, пока герой бился с Диомедом, кони-людоеды съели друга Геракла, Абдера.
Жеребцы Ламп и Фаэтон (из четверки крылатых коней они, видимо, были самыми ретивыми), запряженные в колесницу Гелиоса, не послушались неверной руки сына бога солнца, Фаэтона, и понесли. Зевс вынужден был убить перуном горе-возничего, чтобы не вызвать пожара на всей планете.
Среди прочих коней следует отметить крылатого Пегаса, вылетевшего из тела Медусы Горгоны после обезглавливания ее Персеем. Этого животного оседлал Беллерофонт, чтобы победить Химеру. Но потом герой очень возгордился, решил взлететь на Олимп, был сброшен Пегасом на землю и лишился разума.
Кобылицы вскормили в разное время Гиппофоя и Пелия.
Дикий конь Арейон был зачат Посейдоном и Деметрой, когда последняя пыталась в лошадином обличии укрыться в табуне от назойливого ухажора. Этого коня лишь однажды позаимствовал для военного похода Геракл, хотя вообще-то он любил сражаться в пешем строе.
Сам Посейдон славился своими жеребцами. Хотя на многих картинах в его колеснице изображены не кони, а гиппокампы – гибрид жеребца со змеем.
Чтобы клятва была более весомая, боги клялись над водами реки Стикс. Люди же для этого становились на куски лошадиного мяса. Именно так Одиссей надоумил поступить царя Тиндарея, отца Елены Прекрасной, чтобы претенденты в зятья не ополчились против единственного ее избранника.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru