Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №44/2001

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю.ФЕОКТИСТОВА

Эти симпатичные квакши

При упоминании о древесных лягушках большинство людей представляют себе симпатичных земноводных приятного нежно-зеленого, как у молодой травы, цвета, с золотистыми глазами на широкой голове и, главное, с лапками, украшенными большими дисками на пальцах, с помощью которых лягушка в буквальном смысле прилипает к вертикальным поверхностям.

Белая австралийская квакша Litoria caerulea

Белая австралийская квакша Litoria caerulea

Квакша Litoria lesueuri

Квакша Litoria lesueuri

Квакша Cyclorana longipes

Квакша Cyclorana longipes

Пара квакш Litoria havina

Пара квакш Litoria havina

Воздушная кладка Litoria havina

Воздушная кладка Litoria havina

Квакша Lithoria gracilenta

Действительно, именно так выглядят наши квакши – представители рода Hyla, распространенные в южных районах европейской части России и на юге Дальнего Востока. Разумеется, если им по каким-то причинам не захотелось сменить окраску на буровато-серую. Если же добавить к этому описанию еще довольно крупные размеры – до 10 см (наши квакши не превышают в длину 5–6 см), то получится портрет австралийской белой квакши (Litoria caerulea), достаточно широко известной среди любителей содержать дома экзотических амфибий. Вообще же квакши (Hylidae) – отдельное семейство в отряде бесхвостых земноводных. Оно объединяет более 400 видов, обитающих в Европе, Азии, Африке, Австралии и Америке. Одни виды очень похожи на наших квакш и на белую квакшу, другие выглядят по-иному... Справедливости ради надо заметить, что на квакш похожи и многие другие древесные лягушки – к этой экологической группе относится большое количество видов бесхвостых амфибий из ряда семейств, в основном тропических, для которых в русском языке и названий-то нет. Но наш сегодняшний рассказ именно о квакшах.

В Австралии встречаются квакши из рода Cyclorana, которые по внешнему виду заметно отличаются от других представителей семейства. Да и образ жизни у них весьма своеобразен. Эти земноводные живут в норках, которые роют с помощью пальцев на передних лапках. Там, под землей, в специальном коконе, они и проводят большую часть своей жизни. И только когда начинается сезон дождей, эти квакши выходят на поверхность, чтобы отложить в воду несколько сотен икринок. После чего, как следует подкормившись и набрав запас влаги в теле, вновь скрываются под землей. Судьба отложенных икринок и головастиков их уже не волнует – кто-нибудь да выживет...

Но, как известно, далеко не все бесхвостые земноводные придерживаются подобной стратегии в размножении. Для целого ряда видов характерны те или иные способы заботы о потомстве, причем зачастую совершенно удивительные. О некоторых из них рассказывалось в статье «Забота о потомстве у бесхвостых амфибий».

Среди квакш подобную заботу проявляют, например, южноамериканская квакша-кузнец (Hyla faber), откладывающая икринки в специально сооруженный для этого бассейн из глины; бразильская квакша (Hyla resinifictrix), которая подготавливает для своих икринок дупло с водонепроницаемыми, обмазанными смолой, стенками; квакша Гелди (Flectonotus goeldii), вынашивающая икринки на спине до тех пор, пока из них не выйдут молодые лягушата с развитыми ногами и большими забавными хвостами; квакши рода филломедуз (Phyllomedusa), помещающие свои яйца в специальный конверт из свернутого листа; сумчатые квакши (род Gastrotheca), вынашивающие потомство в специальных карманах-сумках на спине... Но все эти квакши – обитатели Центральной и Южной Америки.

И лишь относительно недавно выяснилось, что не только Новый Свет богат квакшами, которые пекутся о благополучии своей молоди. Надо было лишь повнимательней присмотреться. Например, в 1989 г. ученые обнаружили, что обитающие на севере Австралии квакши вида Litoria lesueuri строят, подобно квакшам-кузнецам, специальные маленькие бассейны, в которые и откладывают икру. Бассейны эти представляют собой круглые образования на песчаных отмелях, отделенные от основного потока воды довольно прочной песчаной стенкой. Конечно, содержимым такого бассейна могут полакомиться птицы, а какие-нибудь хищные насекомые могут оказаться внутри него уже при строительстве. Но все же безопасность развития икры и личинок повышается, а кроме того, вода в маленьких водных яслях прогревается гораздо быстрее, чем в основном водоеме, и малыши, скорее проходя метаморфоз, раньше становятся самостоятельными. Интересно, что не все популяции Litoria lesueuri строят подобные сооружения. Квакши, обитающие вне дождевых лесов, откладывают свою икру прямо в воду, около камней, и не создают для этого никаких архитектурных изысков.

А в 1993 г. биологи узнали, что маленькие новогвинейские квакши Litoria iris откладывают «воздушную» икру. Их кладка, заключенная в массу прозрачного желеобразного вещества, помещается на листьях, свисающих над водой. Таким образом икринки и малоподвижные личинки ранних стадий развития избегают встречи со множеством водных хищников, всегда готовых полакомиться беззащитной добычей. Желеобразная масса, покрывающая кладку, защищает ее от высыхания, а когда головастики подрастут настолько, что смогут активно спасаться от преследователей, тропический дождь смоет их в водоем для завершения развития.

Более тщательные наблюдения за поведением различных квакш на Новой Гвинее показали, что подобную же «воздушную» икру откладывают еще два вида этих земноводных – Litoria ollauro и Litoria havina. Причем самцы последнего вида обладают весьма своеобразной внешностью – у них имеется особый выступающий вперед шип на носу. Какова функция этого образования – остается загадкой. Может быть, он играет определенную роль в улучшении обоняния, но скорее всего, это украшение, привлекающее самок. На такую мысль биологов навело то, что во время брачных криков «шип» напрягается и явно выступает вперед. Выбрав наиболее симпатичного «шипоносого» партнера, самка позволяет ему взобраться к себе на спину и залезает вместе с ним на лист какого-нибудь растения, располагающегося над поверхностью воды. После чего начинает откладывать крупные икринки, которые самец тут же оплодотворяет. В итоге кладка, как уже было сказано, остается на листе, окруженная защитной желеобразной массой. Как образуется эта масса, пока не ясно.

Город квакш

Весной 1981 г. Мартин и Хиллари Боскотт, брат и сестра, живущие в австралийском городе Брисбейне, обнаружили в своем бассейне двух спаривающихся белых квакш. Как и большинство других земноводных, эти симпатичные создания охотятся в основном ночью, а днем обычно неподвижно сидят в каком-нибудь полюбившимся месте, аккуратно сложив свои толстенькие лапки под горлом.

Коричневополосая квакша Lithoria peronii

Коричневополосая квакша Lithoria peronii

Пара квакш Cyclorana australis

Пара квакш Cyclorana australis

Квакша Lithoria pearsoniana

Квакша Lithoria pearsoniana

Белая австралийская квакша Litoria caerulea

Белая австралийская квакша Litoria caerulea

Квакши, посетившие дом Боскоттов, выбрали удачное время, когда вода в бассейне была наименее хлорированной. Мартин и Хиллари выловили отложенную земноводными икру, поместили ее в чистую воду, выкормили головастиков и выпустили их на волю. На следующий год квакши снова пришли к знакомому бассейну, и снова владельцы дома позаботились об их потомстве. А еще через год к ним в гости заявилось уже множество молодых квакш – видимо, тех, которые вывелись здесь два года назад. На этот раз брату с сестрой добавилось забот – им пришлось выкармливать уже около 2000 головастиков. Но это было только начало. В 1984 г. у Мартина и Хиллари было уже 3000 малышей. Сообразив, что им одним с таким количеством не справиться, они начали раздавать маленьких квакш знакомым.

Об этой истории узнали журналисты, и о Боскоттах заговорили по радио и на телевидении. Неожиданно они стали известными личностями, и сотни людей захотели последовать их примеру и растить у себя симпатичных маленьких квакш. Среди них было много и пожилых людей, еще помнивших те времена, когда в не сильно измененном цивилизацией Брисбейне квакшу можно было увидеть где-нибудь под потолком ванной комнаты. Вскоре город оказался буквально захваченным волной любви к квакшам. Боскотты раздавали головастиков всем желающим. С середины 80-х и до начала 90-х гг. число людей, которые хотели вырастить у себя маленьких квакш неуклонно росло. Мартин рассказывал об этом так: «Более 200 человек приходили к нам каждый день. Мы ограничивали прием и разрешали приходить одному родителю с одним ребенком. С каждым приходящим мы беседовали не более 15 мин, давая инструкции по содержанию. Выдавали людям маленьких квакш и отвечали на возникшие вопросы. Затем выпивали глоток чего-нибудь холодного и принимали следующего человека».

В городе возник клуб любителей древесных лягушек, получивший название RANA (Реставрация австралийских национальных амфибий, Rana также – латинское название лягушки). Маленьким квакшам были нужны специальные бассейны, и люди утроили массу таких искусственных водоемов, положив начало замечательному экологическому и социальному феномену.

Теперь Брисбейн выглядит совсем не так, как 15 лет назад. Город просто кишит квакшами. В жаркие влажные ночи они дают хоровые концерты практически на каждой улице...

В основном это белые квакши, первыми пришедшие в бассейн к Боскоттам и очень популярные благодаря своим крупным размерам, красивой окраске и «дружелюбию» – эти земноводные не чураются близости с человеком и часто приходят отдыхать в дома, радуя жильцов своей красотой и доверчивостью.

Но в гости к людям наведывались также и другие виды квакш, и члены клуба начали разводить и их. В одном случае в этом пришлось раскаяться – коричневополосая квакша (Lithoria peronii) размножилась очень сильно, а у нее крайне неприятный громкий голос, и крики этих земноводных стали мешать жителям города спокойно спать по ночам. Когда же коричневополосой квакше было «отказано в помощи», выяснилось, что она в ней уже не нуждается – земноводные «без спросу» размножались в водоемах, устроенных для белых квакш.

Однако это, так сказать, лишь небольшие «издержки производства». В конце концов, коричневополосая квакша – исконный местный вид, входящий в экологические сообщества, и рост ее численности, наравне с другими видами, серьезными неприятностями не грозит. Куда больше волнует специалистов то, что брисбейнцы, увлекшись, начали распространять своих белых квакш на новые территории, в том числе за границей естественного ареала этого вида. Уж кому-кому, а австралийцам хорошо знакомы последствия необдуманной акклиматизации животных и растений...

С другой стороны, бывая в отдаленных местах, особо рьяные члены клуба привозят оттуда новые виды квакш и выпускают их в Брисбейне. В 1999 г. биолог Тим Лоу был крайне удивлен, обнаружив в своем саду очень редкий вид Lechriodus fletcheri, распространенный только в высокогорных дождевых лесах. Вероятно, кто-то из любителей, посетивших заповедник в горах, захватил нескольких головастиков и выпустил их в свой водоем.

Подобные действия, считают специалисты, абсолютно недопустимы. Помимо прочего, при этом повышается риск распространения некоторых заболеваний, наносящих серьезный вред популяциям амфибий в других районах. Биологи призывают любителей ограничиться только местными видами, тем более, что среди них еще осталось несколько «неохваченных» – например, восточные карликовые квакши (Litoria fallax) или слоновьи лягушки (Adelotus brevis).

По материалам:

Australia’s Leading Nature Magazine. 1994–1995. V.23. № 11.

Nature Australia. 2000–2001. № 11

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru