Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №13/2002

П.П.СУПРУНЕНКО

Тайны смешного

Многим знакомы серии юмористических рисунков знаменитого датского художника X.Бидструпа. Одна из них изображает реакции людей четырех типов темперамента на одно и то же происшествие: прохожий нечаянно сел на шляпу отдыхавшего на скамейке господина. Возбудимый, неуравновешенный холерик пришел в ярость, мрачновато-спокойный меланхолик очень огорчился, подвижный, заводной сангвиник рассмеялся, а медлительно-спокойный флегматик невозмутимо надел шляпу себе на голову. Так художник выразил распространенное убеждение, что восприятие зависит от природного темперамента.

В психологии нет единого мнения о человеческой индивидуальности, в том числе и о реакции на смешное. Когда-то эту реакцию пытались объяснить телосложением (толстяк – добродушный весельчак, сухопарый астеник – неулыбчивый угрюмец). Однако прямой зависимости между чувством юмора и темпераментом, эмоциональностью, характером и телосложением нет.

Над природой смеха задумывались многие ученые. Видный этолог Конрад Лоренц считал, что смех представляет собой разновидность агрессивного поведения. Вместо того чтобы атаковать противника, мы высмеиваем его, снижаем свою агрессивность таким мягким способом.

По мнению Ф.М. Достоевского, в основе замены агрессивности юмором, иронией лежит не осознаваемое субъектом чувство сострадания. Знаменитый психолог З.Фрейд связывал чувство юмора с половым инстинктом, подсознательными мотивами.

По Н.Г. Чернышевскому, комическое пробуждает в нас чувство собственного достоинства. Относясь иронически к какой-нибудь ситуации или лицу, мы тем самым демонстрируем себе и другим свое превосходство, неуязвимость.

История исследования смешного легла в основу работы нейрофизиолога профессора П.В. Симонова и кандидата искусствоведения П.М. Ершова. Оказалось, что юмор нельзя свести к какому-либо одному все определяющему фактору – агрессивности, чувству собственного достоинства, сострадания и т.п.

В чувстве юмора, по выводам авторов, неизбежно присутствует потребность экономии сил. Смешно все избыточное, нерациональное, отжившее. Именно поэтому, как определил К.Маркс, человечество весело расстается со своим прошлым. К сожалению, нередко это бывало революционное печально-кровавое веселье.

Смешные анекдоты состоят как минимум из двух частей. Вначале у слушателя формируется некий ложный прогноз, а затем ему преподносится неожиданная концовка. Рассогласование между ожидаемым и действительным завершением истории порождает тот эффект, который приводит к усмешке или гомерическому хохоту.

Смех часто возникает и непроизвольно, что, очевидно, связано с подсознанием, с освоенным опытом, в сопоставлении с которым многое новое и непривычное кажется достойным осмеяния и вышучивания.

И окончательный вывод исследователей этого «нешуточного» вопроса (в чем тайна юмора?) – исчерпывающий и основательный ответ на него даст будущее... Не зря же сказал нобелевский лауреат К.Лоренц, что «юмор и знание – две великие надежды цивилизации».

Изощренность мысли, изобретательность ума в нахождении ярких, образных, смешных выражений – свойство непростое и дается не каждому. Что-то перепадает и с молоком матери, от природы, но больше приходит все-таки с воспитанием, в результате общения с окружающими людьми, чтения книг.

Остроумие, как и талант, зреет и оттачивается не один год. И для того чтобы оно обрело, как у лермонтовской княжны Мери, не язвительность, а тонкость – «ее разговор был остер без притязаний на остроту, жив и свободен», – необходимо не менее важное чувство меры. Переусердствуешь – получится шутка солоноватая, которую именуют иногда солдатской, вульгарной.

Даже заправским острословам не всегда удается проявить находчивость, изобретательность, чтобы ответить оппоненту. Существует даже выражение «остроумие на лестнице» – это когда человек в споре с кем-то не смог вовремя сообразить, среагировать, а какое-то время спустя после обмена «любезностями», уже где-то «на лестнице», ему приходит на ум достойный ответ или замечание.

Такое случалось даже с признанным острословом Сергеем Довлатовым. Встретив после многолетней разлуки своего земляка, известного поэта Иосифа Бродского, он обратился к нему на «ты». «Мы, – заметил тот, – кажется, были на «вы»». «С вами, Иосиф, хоть на «их» – выкрутился Довлатов, но... только день спустя, пересказывая эту историю. По признанию друзей, он часто и охотно рассказывал о неловких положениях, в которые ему приходилось попадать. Так, иронизируя над собой, обезоруживаешь других...

Традиция приписывать сообразительность не нова. Одни сами себе добавляли находчивости, другие награждали ею своих кумиров. Такова жизнь. Как говорили умные люди, лучше улыбка, чем возмущение. И тут же совет – не страшиться шуток, иначе можно уподобиться Гераклу, боящемуся щекотки.

На юго-востоке Аравийского полуострова растет необычное дерево. Его плоды, похожие на черные горошины, оказывают на человека неожиданное действие: у него начинается приступ безудержного смеха, сопровождающийся еще и потоками слез. Продолжается такой «сеанс» около 20 мин, и нельзя сказать, что проходит он бесследно: после него человек чувствует усталость, даже изнурение. На этом основании «горошины смеха» считали ядовитыми. Хоть и говорится, что от смеха еще никто не умер, однако «смехообжорство» ни к чему. Но ведь многие настоящие яды в минимальных дозах оказывают целебное действие.

Шутки шутками, но, как говорится, смех – дело серьезное. Медики констатируют, что у людей с нормальным чувством юмора крепче иммунная система. Они гораздо реже болеют, реже употребляют лекарства. Психотерапевты советуют сохранять и развивать в себе смехотворчество, самоиронию, чтобы не преувеличивать свои переживания, не впадать в отчаяние по поводу и без повода.

Еще у древних римлян было ценное наставление, призыв: «Пусть будут твоими врачами трое: веселый характер, покой и умеренность в пище».

Без «веселой, острой, шутливой складки ума» (определение юмора по Далю) недалеко и до уныния и депрессии. Небезынтересно, что В.И. Даль эту «складку ума» характеризует как умение «подмечать и резко, но безобидно выставлять странности нравов и обычаев». И здесь же не без иронии приводит утверждение: «Англичане юмористы, у них есть даже юмористки...» Дотошные психологи подсчитали, что мужчины и женщины смеются одинаково часто, но по разным поводам.

Кстати, как вы полагаете, сколько раз в день вы смеетесь? По статистике психологов, пятилетний ребенок смеется в среднем триста раз в день, а взрослый человек – семнадцать.. Считается, что это вполне достаточная доза.

Но не всякий смех во здравие. В.И. Даль не зря упомянул о безобидности. Осмеяние, злорадная насмешка, злостный смех презрения, высокомерия ранит не только того, на кого направлен, но нередко отзывается и на самом злобном насмешнике.

Русский язык и словесность особенно богаты разновидностями этого «гласного проявления чувства веселости, потехи, взрыва веселого расположения духа» (Даль). Можно шутить, трунить, иронизировать, балагурить, смехословить и смехотворничать, а можно и зубоскалить, злостно высмеивать, изгаляться. Народная мудрость как бы предупреждает об осторожном обращении с этим острейшим оружием: «Иной смех плачем отзывается», «Ему смешно, а мне до сердца дошло (а мне тошно)», «Не смейся чужой беде, своя на гряде», «Не смейся, горох, не лучше бобов!», «Не то смешно, что жена мужа бьет, а то смешно, что муж плачет!», «Говорить смешно, утаить грешно», «Смех без причины – признак дурачины», «И смех наводит на грех».

Опыт людей необъятен и нескончаем. Древние греки тоже выделяли насмешку язвительную, убийственную, с уничижающей оценкой лица, явления, события. Такую желчно-ироническую, жесткую и жестокую оценку они называли сарказмом, что в дословном переводе означало «рву мясо».

Не забудем еще об одной особенности «веселой, острой складки ума», которую отмечал великий знаток человеческой души Ф.М. Достоевский: «Смехом иной человек совсем себя выдает, и вы вдруг узнаете всю его подноготную. Даже бесспорно умный смех бывает иногда отвратителен. Смех требует беззлобия, а люди чаще всего смеются злобно. Искренний и беззлобный смех – это веселость, а где в людях в наш век веселость и умеют ли люди веселиться? Веселость человека – это самая выдающая черта человека, с ногами и руками. Иной характер долго не раскусите, а рассмеется человек как-нибудь очень искренно, и весь характер его вдруг окажется как на ладони! Итак, если захотите рассмотреть человека и узнать его душу, то вникайте не в то, как он молчит, или как он говорит, или как он плачет, или даже как он волнуется благороднейшими идеалами, а вы смотрите его лучше, когда он смеется. Хорошо смеется человек – значит хороший человек. Примечайте потом все оттенки: надо, например, чтобы смех человека ни в коем случае не показался вам глупым, как бы ни был он весел и простодушен. Смех есть самая верная проба души» («Подросток»).

В том, что смеяться вовсе не грешно и даже полезно, люди убедились давно. А коль это так, то всевозможные смехотворы, шуты, скоморохи, затейники, смехачи поощрялись не только улыбками, хохотом, хлопаньем в ладоши, но и отсыпанием монет из карманов и кошельков. На средневековых карнавалах, например, избирался «король дураков», которому прощались все благоглупости. И сейчас широко практикуются конкурсы, фестивали юмористов на эстрадах, в газетах и журналах, на телевидении.

Не так давно, в начале 1990-х гг., появилась новая престижная премия за выдающиеся достижения – ИгНобелевская. Название, как видно, явно созвучно широко известной Нобелевской премии, которую с начала XX в. ежегодно присуждает Шведская академия наук за успехи в области науки, литературы, политики мира.

Идея ИгНобелевской премии возникла в Бостоне. Предполагалось отмечать ею довольно необычные, но реальные достижения в экономике, физике, химии, медицине, архитектуре, биологии и других областях знания. Названа она якобы в честь Игнатиуса Нобеля, изобретателя газированной воды. Неизвестно, существовал ли такой человек на самом деле и был ли он, как утверждает легенда, родственником Альфреда Нобеля.

По изысканиям бостонского научно-юмористического «Журнала невоспроизводимых результатов», название премии – Ig Nobel Prize – возникло, скорее всего, как результат игры английских слов: Nobel Prize – Нобелевская премия и ignoble – неблагородный. Кстати, этот бостонский журнал уже более четверти века ведет летопись абсурдных достижений во всех областях науки.

ИгНобелевская премия присуждается ежегодно. Церемония ее вручения готовится заранее с комической серьезностью и по своей показной важности мало уступает нобелевскому «мероприятию» в Стокгольме. С присущим американцам размахом около ста добровольцев из Кембриджа, Гарварда и Массачусетского технологического института усиленно готовят показательное шоу.

У «засекреченного» ИгНобелевского комитета непростая задача: из нескольких сотен кандидатов со всего мира отобрать лишь десять ученых и авторских коллективов, достойных высокой награды. ИгНобелевские призы – это нелепые смешные игрушки и изделия.

Не все избранные лауреаты по тем или иным причинам присутствуют на торжественной церемонии. Отсутствующих заменяют их представители, иногда даже без ведома лауреата. Так случилось с русским ученым, членом-корреспондентом РАН Ю.Т. Стручковым, удостоенным премии в 1992 г. Он был отмечен за необычайную творческую плодовитость: в 1981–1990 гг. он опубликовал 948 научных работ, что составляет в среднем одну работу за 3,9 дня. Его представительница, эмигрантка из России, прочитала традиционный доклад. Тема выступления была злободневна и для американцев, и для русских – «Как ощипать курицу?». Из доклада следовало, что главная проблема для американцев – достать курицу в перьях. Ну а для русских в то время – как вообще достать курицу!

Вот еще несколько примеров. Литературную «игнобелевку» получил Майкл Дроснин, автор бестселлера о неких предсказаниях на будущее, якобы закодированных в тексте Библии. Премии по экономике была удостоена группа японских специалистов, которые придумали электронную игрушку «Тамагучи». Премию в области медицины разделили два специалиста, которые утверждали, что тихая музыка в лифте способствует выработке человеческим организмом иммуноглобулина, препятствующего простуде. Группа лауреатов по химии совершила открытие, которое диктовалось острой необходимостью – дело в том, что существуют желе всех цветов, кроме голубого. Химики ликвидировали этот пробел.

Смеяться, право, не грешно, но даже полезно, а порой и просто необходимо. Неоспорима истина: мир выжил, потому что смеялся.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru