Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №20/2002

НОВОСТИ НАУКИ

В.Б. СОКОЛОВ,
Я.А. ПАРНЕС

Иван Иванович Лепехин (1740–1802)

Иван Иванович Лепехин, известный русский путешественник-натуралист, академик Петербургской и непременный секретарь Российской Академий наук, родился 10 сентября 1740 г. в Петербурге, в семье отставного солдата лейб-гвардии Семеновского полка Ивана Сидоровича Лепехина1.

Солдаты Семеновского полка имели ряд привилегий, в частности, они имели право дать своим детям не только начальное, но и высшее образование. Дети солдат, как и дети дворян, должны были являться по достижении 7, 12 и 16 лет в Герольдмейстерскую контору на смотры, учрежденные «для разбора недорослей и определения их в учебные заведения».

И.С. Лепехин привел своего сына в Герольдмейстерскую контору, когда тому было 8 лет, ему велели привести мальчика на смотр по достижении им 12 лет, обратив внимание на необходимость основательного изучения русской грамоты. Когда мальчику исполнилось 10 лет, отец, видя его большое рвение к учебе, не стал дожидаться очередного срока. В Герольдмейстерской конторе сына признали подготовленным по русской грамматике, и отец обратился в академическую канцелярию с просьбой о принятии сына в гимназию.

Канцелярия Академии наук ответила, что принять его в гимназию на казенное содержание без указа Сената не может. Лепехин подал прошение в Сенат, который и дал десятилетнему мальчику желаемое разрешение 29 марта 1751 г.: «Недоросля Ивана Лепехина, который в Герольдмейстерской конторе явился ко второму смотру и сказкою показал: от роду ему десять лет, не из дворян, солдатский сын, грамоте российской и писать обучен; крестьян за ним нет, а имеет отец его в Симбирском уезде поместной земли двадцать четвертей, определить в десианс академии в ученики» (Сухомлинов).

Начались ученические годы И.И. Лепехина. Как и другие ученики, состоявшие на казенном содержании, Лепехин жил при гимназии, испытывая острую нужду, холод, постоянное недоедание. М.В. Ломоносов в одном из рапортов руководству Академии наук докладывал, что «гимназисты ходят в бедных рубахах, претерпевают голод и стужу, и стыдно их показывать посторонним людям, притом пища их крайне бедная, иногда хлеб да вода». Лепехин, как и Ломоносов, прожил в гимназии полных лишений 9 лет. Только в феврале 1758 г. жалованье Лепехину было увеличено с 12 до 30 руб. в год.

По окончании гимназии Иван Иванович Лепехин, успешно выдержавший экзамен (он был вторым по успеваемости), зачислен в студенты. Указ академической канцелярии от 19 января 1760 г. гласил: «Быть Ивану Лепехину студентом, дать ему шпагу и привести к присяге». В академическом университете Лепехин пробыл 2,5 года. За это время он прослушал курсы философии, риторики, химии, прекрасно овладел латинским языком.

В 1762 г. появился приказ М.В. Ломоносова, обязывавший студентов старших курсов избрать интересующую их специальность для более глубокого овладения ею. Лепехин заявил, что его более всего интересует естественная история, а поскольку в Академии наук не было такого «профессора, который бы мог обучать его сей науке», просил Академию наук направить его для довершения образования за границу.

Экстраординарное собрание Академии наук обсудило этот вопрос и постановило: «Студента Лепехина отпустить для обучения истории натуральной либо в Упсале к славному К.Линнею, либо в какую-нибудь иную иностранную академию, потому что он в фундаментальных науках и в языках нарочитые успехи имеет, да сверх того, он понятен и добронравен».

Из-за политического положения в Европе – шла Семилетняя война (1756–1763)2 – академическое собрание признало нужным, «чтобы студент Лепехин и переводчик Поленов посланы были с адъюнктом г-ном Протасовым в Страсбург, потому что там от воинских действий спокойно и дешевле жить, нежели в Саксонии». В сентябре 1762 г. Лепехин, Поленов и адъюнкт Протасов направились из Кронштадта в Страсбург на одном из иностранных кораблей. Это плавание чуть не кончилось их гибелью: при переходе из Гамбурга в Амстердам корабль попал в сильный шторм, пошел ко дну, и путешественники с трудом добрались до берега.

Страсбургский университет считался тогда одним из лучших в Европе. В нем преподавали такие светила, как профессор истории Я.Шепфлин3 (1694–1771), профессор естественной истории Ж.Ф. Герман4 (1738–1800). Кювье в своей истории естественных наук указывал на значение трудов Германа, особенно его книги о сродстве животных. Медицину, химию и ботанику преподавал известный натуралист профессор Я.Р. Шпильман (1722–1783).

Лепехин слушал лекции профессора анатомии, хирургии и медицины И.Ф. Лобштейна, изучал под его руководством физиологию; с помощью профессора И.Пфеффингера овладел анатомией. Кроме того, Лепехин проходил курс экспериментальной физики у профессора Я.Л. Шурера.

Непосредственным руководителем Лепехина был профессор Шпильман. Его лекции отличались исключительной ясностью и последовательностью. Шпильман занятия со студентами не ограничивал лекционными курсами и практикумами в Музее естественной истории. Он организовывал экскурсии, водил студентов в горы, знакомя с местной флорой и фауной5.

Лепехину было вменено в обязанность регулярно посылать в Академию наук рапорты, в которых он должен был отчитываться о занятиях, лекциях, проводимом вне стен университета времени, присылать отзывы профессоров о его успехах в учебе и поведении и т.п. Эти документы показывают, как прилежно относился Лепехин к изучению естествознания и медицины, посвящая все свое время овладению навыками собирания гербариев, препарирования животных, приготовления анатомических препаратов и т.д. Так, в одном из рапортов в канцелярию Академии наук от 8 декабря 1763 г. Лепехин писал: «Во время ботанических наставлений, как с профессором Шпильманом, так и собственным любопытством, собрал 519 разных трав, которые, высушив и приклеив на бумагу, расположил по системе Линнея. В продолжение физиологического курса для большего успеха в сей части медицины, сколько случай допустить мог, делал опыты над живыми животными».

По отзыву профессора И.Ф. Лобштейна, Лепехин, «ревностно изучающий физиологию, приобрел в этой науке сведения, выходящие из ряда обыкновенных». Такие же высокие оценки успехов Лепехина давали профессора Шпильман, Герман, Шурер, Пфеффингер, Шепфлин. Успешные занятия Лепехина побудили Академию продлить его пребывание в Страсбургском университете еще на один год для более углубленного изучения им медицины.

И.И. Лепехин своим прилежанием и способностями, мягким и приветливым характером не мог не вызывать у профессоров университета заслуженного уважения. Я.Р. Шпильман, непосредственно опекавший его, даже счел своим долгом направить в Петербургскую Академию письмо, в котором не только дал высокую оценку способностям и знаниям Лепехина, но и рекомендовал его в качестве профессора на кафедру ботаники и естественной истории (эта кафедра в течение нескольких лет оставалась вакантной).

В 1776 г. И.И. Лепехин написал докторскую диссертацию на тему «Об образовании уксуса», в которой описал известные тогда способы производства уксуса. Он успешно ее защитил перед ученым советом Страсбургского университета, присвоившим ему звание доктора медицины.

Летом 1767 г. Лепехин выехал из Страсбурга в Россию. По дороге он посетил Голландию, побывал в Лейдене, где познакомился с видными натуралистами: Гаубием (1705–1780), одним из выдающихся анатомов того времени Альбином (1697–1770), профессором философии и естественной истории Алламаном (1713–1787), директором Лейденского ботанического сада Ван-Роеном. Из Лейдена Лепехин переехал в Амстердам, сел на голландский корабль и в октябре 1767 г. возвратился в Петербург.

По приезде в Петербург молодой доктор медицины по решению Академии наук подвергся своеобразному экзамену. Академия наук очень ревниво и с большим недоверием относилась к успехам своих питомцев, особенно русских. Поэтому она поручила профессорам Гмелину и Палласу «ласково и пристойным образом» освидетельствовать знания И.И. Лепехина и предоставить комиссии мнение о его успехах. Однако упомянутые профессора объявили, что более пристойно будет поручить Лепехину сделать описание некоторых натуральных вещей, взятых из Кунсткамеры (пяти млекопитающих, трех птиц и нескольких трав). Выполненное Лепехиным описание предметов получило общее одобрение, и в 1768 г. он единогласно был избран адъюнктом Академии наук.

Вскоре после приезда И.И. Лепехин был назначен руководителем одной из академических экспедиций, отправлявшейся в 1768 г. для изучения Оренбургской губернии. Экспедиция была предпринята, как писал Лепехин, «для испытания естественных вещей в обширном нашем отечестве... Мы всем снабжены были, что к нашему одобрению, облегчению путешествия и к нужному везде вспомоществованию в предприемлемых нами делах требовалося... В Оренбургскую посылку назначены были трое, академик Паллас, профессор Фальк и я. Жребий пал на меня открыть нашему сообществу путь; итак, я 8 июня оставил Санкт-Петербург». В состав экспедиционного отряда Лепехина входили студенты Николай Озерецковский (в будущем академик), Андрей Лебедев, Тимофей Мальгин, а также художник Михаил Шалауров, чучельник Филипп Федотьев, один егерь; экспедицию сопровождали два солдата.

Во время путешествия И.И. Лепехин вел дневник, где отмечал все, что привлекало его внимание по пути следования. Впоследствии этот дневник составил основу его знаменитого труда «Дневные записки путешествия по разным провинциям Российского государства».

Путь экспедиции Лепехина был следующим: Петербург – Москва – Владимир – Муром – Арзамас – Ставрополь – Симбирск (рис. 1). В Симбирске Лепехин провел зиму 1768–1769 гг. П.С. Паллас и И.П. Фальк также остались в Симбирске на зимовку. Это дало возможность ученым согласовать планы своих дальнейших путешествий. Из Симбирска экспедиция Лепехина направилась в Сызрань, а затем в Саратов – озеро Эльтон – Дмитриевск – Царицын – Черный Яр.

Рис. 1. Карта путешествий И.И. Лепехина

Рис. 1. Карта путешествий И.И. Лепехина:
1 – путь экспедиции 1768–1772 гг.; 2 – экспедиция 1773 г.; 3 – города

Лепехин намеревался из Черного Яра перебраться на Яик (Урал) через степь, но этот план оказался неосуществимым, т.к. в степях тогда кочевали бунтовавшие калмыки, а казаки находились в разъездах. Поэтому ему пришлось следовать маршрутом Астрахань – Красный Яр – Гурьев.

Переход из Красного Яра, небольшого городка около Астрахани, в Гурьев пришелся на середину августа, очень засушливое время года, и путешественники сильно страдали из-за отсутствия в степи пресной воды. «Нам оставалася только одна ночь переночевать в степи: но там и каждый час казался годом. Мы все ползали по степи и искали росяныя капли; но и та казалася нам к умножению нашея нужды перерожденною: ибо она столь же была солона, как бы и в лучшем Култуке. Сначала приписывали сие соляным травам, которыми вся степь была покрыта: но наше заблуждение решено было тем, что павшая роса на наши вещи... такого же соленаго была вкуса...

Теперь не трудно изтолковатъ и то, для чего нас жажда более мучила на перемюте, нежели на песчаной части степи: ибо она изобиловала пресною водою, которая, без сумнения, соленые пары размывала. Сие особливое и, сколько мне помнится, еще никем непримеченное явление соленых паров заслуживает большого внимания и дальнейших опытов... а нам тогда было не до паров, но до спасения нашея жизни: ибо мы с трудом могли дотащиться до Яика и омыть просольныя наши губы пресною водой.

Сколь томна была для нас Яицкая степь, столь приятно ея возпоминание... Самое приятнейшее позорище представляли глазам нашим сайгаки или дикия козы, которыя неизчисленными табунами прибегали к морским проранам для утоления жажды. Сие степное и борзое животное так легко бегает, что трудно, думаю, его нагнать и самой лучшей борзой собаке... Я никогда их не видел лежащих, но всегда в безпристанном бегании, в котором они и насыщалися».

18 августа Лепехин добрался до Гурьева, затем поднялся вверх по Уралу до Оренбурга, оттуда – в Табинск, расположенный на р. Каме. В Табинске Лепехин провел зиму 1769–1770 гг. В мае 1770 г. И.И. Лепехин оставил Табинск и отправился вверх по р. Белой, двигаясь по ее левому берегу. 24 июля он прибыл в Екатеринбург.

В подорожной, которую И.И. Лепехин получил от Академии наук, был указан следующий маршрут: Москва – Симбирск – Самара – Царицын – Гурьев – Оренбург – Екатеринбург – Тобольск. Тобольск был обозначен как конечный пункт его путешествия, от него был намечен путь возвращения экспедиции: Верхотурье – Соликамск – Хлынов (Вятка) – Казань – Нижний Новгород – Ярославль.

Однако до Тобольска И.И. Лепехин не доехал. Он остановился в Тюмени, где провел зиму 1770–1771 гг. В Тюмени он составил план дальнейшего путешествия, предусматривавший возвращение экспедиции через Архангельск и «собирание сведений о продуктах Белого моря», который и переслал в Академию наук.

В течение трех лет пути экспедиций И.И. Лепехина и П.С. Палласа совпадали, что снижало научную ценность сборов Лепехина. Ведь «главным предводителем Оренбургской посылки» был П.С. Паллас. Поэтому И.И. Лепехин в ряде случаев, в частности при описании млекопитающих, ограничивался краткими характеристиками их внешних признаков, приводя иногда рисунок животного и обращая основное внимание на повадки зверя, его экономическую значимость и способы его лова. Следовать намеченному в подорожной маршруту не имело большого смысла: нельзя было ожидать интересного материала, двигаясь в Тобольск вслед за П.С. Палласом, так же как и возвращаясь через Казань и Вятку (эти районы уже были обследованы участником экспедиции Палласа капитаном Н.П. Рычковым).

Чтобы не терять времени, И.И. Лепехин в январе 1771 г. (до получения разрешения Академии наук) послал студента Н.Озерецковского с егерем и чучельником в Архангельск «для собирания натуральных вещей», а в мае – студента Т.Мальгина для сбора трав между Соликамском и Верхотурьем. Вскоре и сам он отправился водой к г. Верхотурье (рис. 2), оттуда – в Соликамск, Кайгородок, городок Слободской на реке Вятке, далее на парусной лодке по рекам Сысколе и Вычегде – в Соль-Вычегодск и Великий Устюг.

Рис 2. Верхотурье

Рис 2. Верхотурье

Ровесник Москвы, Великий Устюг предстал перед глазами И.И. Лепехина во всем блеске своих великолепных церквей и храмов, отражающихся в прозрачных водах Сухоны. «Город Устюг, – писал он, – в числе наилучших городов не только Архангелогородской, но и в других губерниях находящихся, почитаться может».

Из Великого Устюга И.И. Лепехин поплыл по Сухоне, затем по Северной Двине и через две недели добрался до Архангельска. Из Архангельска Лепехин совершил небольшую поездку на баркасе в устье реки Северной Двины и горловину Белого моря. В Архангельске Лепехин провел зиму 1771–1772 гг.

18 июня 1772 г. И.И. Лепехин отправился из Архангельска в свое путешествие по Белому морю. Он поплыл на баркасе вдоль Летнего берега, побывал в устье реки Сюзьмы, на островах Сокжинском, Анзерском и Соловецких. Описанием Соловецкого монастыря обрываются записи И.И. Лепехина в 4-й части его «Дневных записок».

И.И. Лепехин посылал в Академию наук рапорты, в которых сообщал о пути следования экспедиции. Эти рапорты более полутора веков считались утраченными. Однако в 1934 г. они были найдены в архивных документах, что позволило полностью восстановить маршрут его экспедиции.

После Соловецких островов И.И. Лепехин посетил острова Кузова, Кемь, Кереть, Кандалакшу, обследовал северный берег Кандалакшской губы, побывал в устье реки Умбы, далее объехал вдоль Терского берега, посетил Поной и три острова, расположенные севернее устья реки Поной, затем пересек Белое море, побывал в устье реки Майды (на Зимнем берегу), на острове Моржовец, в устьях рек Кулоя и Мезени, далее по Канину полуострову добрался до мыса Никулина, затем по рекам Кулою, Пинеге и Северной Двине вернулся в Архангельск.

13 декабря 1772 г. с установлением санного пути И.И. Лепехин вместе со всем отрядом отправился в Петербург (через Холмогоры, Каргополь и Ладогу), куда приехал 25 декабря 1772 г.

Присоединение к России части Белоруссии и Лифляндии в 1772 г. в результате первого раздела Польши поставило в качестве первоочередной задачи обследование этих земель. Придавая большое значение этим территориям, Екатерина II повелела Академии наук направить туда научные экспедиции. В феврале 1773 г. Академия наук приняла решение организовать две научные экспедиции: одну – астрономическую под руководством Исленьева, а другую – физическую во главе с Лепехиным. В экспедиции Лепехина должны были участвовать студенты Н.Озерецковский и Т.Мальгин.

Спустя месяц И.И. Лепехин представил на утверждение Академии наук план намечавшегося путешествия. Он предполагал отправиться с последним санным путем в Великие Луки, оттуда весною совершить поездку через Торопец до истоков Волги и Западной Двины, затем спуститься по Двине до Витебска, перебраться на Днепр спуститься по нему до Лесного, осмотреть места, расположенные по реке Сожь до ее устья при Бобовичах. Одного студента Лепехин пошлет для осмотра земель, расположенных между рекой Сожь и прежней границей России, а другого – пошлет в Заволчье и Опочку до Пскова. В Псков Лепехин вернется из Лифляндии, а из Пскова направится в Петербург.

Этот план был одобрен Академией наук, и 21 марта 1773 г. экспедиция выехала из Петербурга. В Пскове из-за ранней оттепели Лепехин вынужден был задержаться на три недели. Это время он использовал для посещения расположенного в 50 км от Пскова знаменитого Печорского монастыря, славного своей удивительной историей и неповторимым архитектурным ансамблем. Большой интерес для Лепехина представляла и богатая библиотека монастыря, в которой хранились многие редкие рукописи и старопечатные книги. По дороге в Печорский монастырь Лепехин заехал в Изборск, один из древнейших городов Руси (упоминается в 862 г.).

Из Пскова Лепехин выехал в середине апреля и направился в Великие Луки, Смоленск, Витебск, Полоцк, Ригу. Из Риги он через Пернов (Пярну), Валк, Псков, Гдов и Нарву вернулся в Петербург (15 декабря 1773 г.).

Экспедиция И.И. Лепехина продолжалась 9 месяцев. Им были собраны большие коллекции растений, животных и минералов. Большое значение имели сведения о географии, геологии западных провинций России, их населении (национальном составе, занятиях, промыслах), об истории этих народов, их культуре, религии, обычаях и экономическом состоянии областей.

Восемь рапортов И.И. Лепехина об экспедиции 1773 г. были полностью опубликованы только в наше время.

Следующий период в творческой жизни Лепехина полностью связан с Петербургом и Академией наук. Здесь Лепехин занялся обработкой своих путевых заметок, которые легли в основу важнейшего труда его жизни – «Дневных записок путешествия по разным провинциям Российского государства». Этот труд был издан в Петербурге в четырех томах. Первый том был опубликован в 1771 г., а четвертый – в 1805 г., уже после смерти автора. В 4-м томе И.И. Лепехин описал свое путешествие по Белому морю от Архангельска до Соловецких островов и привел историю Соловецкого монастыря.

Первые три тома «Дневных записок» Лепехина были изданы на немецком языке в 1768–1771 гг. Извлечения из «Дневных записок» были опубликованы также на французском языке в 1784 г. в Швейцарии.

«Записки» И.И. Лепехина вышли вторым изданием под редакцией Н.Я. Озерецковского в 1821–1822 гг. Они вошли в «Полное собрание ученых путешествий по России, издаваемое Имп. Академией наук».

Научные заслуги Лепехина получили широкое признание в России и за границей. В апреле 1771 г. Петербургская Академия наук единогласно избрала И.И. Лепехина академиком, в 1776 г. Берлинское общество любителей природы избрало его своим членом, а в 1778 г. он был избран членом Гессен–Гамбургского патриотического общества6.

«Дневные записки» – ценный научный труд, содержащий большое количество материалов, относящихся к самым разным областям знания: геологии, горному делу, географии, экономике, земледелию, сельскому хозяйству, ботанике, зоологии, ветеринарии, медицине, археологии, этнографии, фольклору. Это точное, достоверное описание – Лепехин повествует о том, что он видел собственными глазами, а сведения, полученные другим путем, всегда сопровождает описанием источника и комментарием.

Живая манера повествования делает «Дневные записки» интересными для чтения и сейчас. В немалой степени этому способствует очень образный, сочный язык Лепехина, широко использующего народные выражения и пословицы.

О труднодоступных местах Северного Урала Лепехин пишет: «Утомившись ездою по болотинам, на приятных подолах реки несколько остановилися для отдыху, тем наипаче, чтобы стопы свои направить на путь мирен; ибо далее ехать было невозможно. Приятный шумок реки Лобви и каменистые ее берега недолго дали нам покоиться, поманили спуститься по ней...» (Лепехин, 1780. Ч. 3. С. 95–96). «Моховая постеля, на которой мы ночь препроводили, научила нас некоторым образом понимать причину утренних в северных странах инеев...» Большое место в «Дневных записках» занимает описание растений и животных. Ботанические заметки Лепехина посвящены чаще всего использованию растений в народной медицине. Находясь около Тагила, И.И. Лепехин обращает внимание на отсутствие у населения цинги. «Мне нигде видеть не случилося, чтобы какой крестьянин или крестьянка, – пишет он, – были подвержены цинготной болезни». Причину этого он видит в привычке весной употреблять сок сосны, ольхи и березы. «У каждого крестьянина с весны на дворе увидишь костер молодых облупленных сосен, с которых они, слупив наружную кору, вязкий к дереву прилипший сок соскабливают и едят как малые дети, так и взрослые... такое для них лакомство не одна сосна рождает, но и ольха и многосочная береза... равным образом от осенних болезней сохраняет их изобильно растущие морошка, брусника и другие северной стране свойственные ягоды».

Из-за почти полного отсутствия медицинской помощи в сельской местности И.И. Лепехин считает необходимым всемерно распространять знания о лекарственных растениях, произрастающих в России. «Мне думается, – пишет он, – что по нашему состоянию неотменно нужно предопределяемых в духовный сан в их училищах приучать познавать в России растущих врачебных трав действия; от сего немалая бы могла воспоследовать польза нашему народу, или по крайней мере должно снабдить сельских жителей кратким и простым наставлением, каким образом поступать в главнейших и обыкновенных болезнях... я разумею такое наставление, чтобы всякий крестьянин мог довольствоваться простыми былиями, на их полях растущими, чтобы слог был простой и внятный, травы природными бы изъяснены были наименованиями, а важнейших трав живые изображения, с которыми бы всяк удобно зеленую траву сравнить мог».


1 Год рождения И.И. Лепехина точно не установлен. Академик Иноходцев указывает 1737 г. По ведомости о смерти на Волковом кладбище, где показано, что Лепехину было 70 лет в 1802 г., следует, что он родился в 1732 г. Академик Сухомлинов считает годом рождения И.И. Лепехина 1740-й на основании записи в делах Архива Конференции Академии наук, где в графе «когда кто родился» значится, что «Лепехин родился 10 сентября 1740 г.».

2 В Семилетней войне Россия участвовала в союзе с Францией и Австрией против Пруссии, Англии и некоторых германских государств.

3 При учреждении Академии наук в Петербурге Я.Шепфлину было предложено от имени Екатерины II место профессора истории и звание императорского историографа. Страсбургские власти употребили много усилий, чтобы удержать у себя знаменитого ученого. Студент Гете писал о Шепфлине, что само пребывание такого ученого в университете возвышает и облагораживает все окружающее.

4 Ж.Герман основал Ботанический сад и кабинет естественной истории, который богатством экспонатов вызывал удивление современников.

5 Петербургская Академия наук, ценя заботливое отношение профессора Я.Р. Шпильмана к русским студентам, находившимся за границей, избрала его своим почетным членом (1763).

6 И.И. Лепехин был избран в это общество вместе с П.С. Палласом как наиболее выдающийся ученый, способствовавший благосостоянию своего отечества.

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru