Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №23/2003
Дай лапу, друг!

ЗООЛОГИЯ

О.Г. БАРИНОВ

Дай лапу, друг!

Нет секрета в том, что зоология, как часть порой трудной для восприятия науки биологии, вызывает больше положительных (или хоть каких-то) эмоций. Даже у той части школьников (и не только школьников!), которые либо вовсе ничего не хотят, либо являются по убеждению «технарями», а всякую эту лирику-ботанику в лучшем случае терпят. Даже термин такой появился в последние полтора десятка лет – «ботаник». Объяснять, я думаю, не нужно. Так что именно зоология может оказаться тем лучиком, который поможет разбудить интерес к науке о жизни пусть не у всех, но у многих «упертых» противников познания нашего ближайшего нерукотворного окружения.

Один из путей – показать возможность непосредственного контакта с живыми существами. Не только живущими с нами в четырех стенах, как собаки и кошки, не только зависимыми от нас, как домашние животные от курицы до лошади, и не только «противными, надоедливыми и вредными», как всякие комары-мухи-слепни-тараканы-постельные клопы. Последняя группа контакта отнюдь не избегает, но это не относится к делу. Разговор совсем о другом.

Есть очень хороший термин «приручить» – добиться, чтобы животное позволило коснуться себя рукой. Многие специалисты убеждали меня, что наладить психологический контакт можно только с животным, близким по интеллекту: с вороной и волком проще, с лягушкой и ящерицей – сложнее. Одно из наиболее распространенных заблуждений – то, что стайные звери гораздо легче идут на контакт, чем одиночки. На самом деле идентификация животного чужого вида (в данном случае – человека) как своего и построение контакта с ним на этой основе – только один из возможных вариантов (правда, и наиболее доступный нам для наблюдения поведения, например у домашних собак). В естественных условиях такие «ошибки», как правило, заканчиваются быстро и грустно.

Основная же масса случаев мирного межвидового контакта особей происходит в условиях вполне однозначной идентификации «партнера» как представителя чужого вида. И тем не менее исследовательский инстинкт (если позволите немного антропоморфизма – «жажда знаний») побеждает страх и недоверие, а часто, даже уже имеющийся отрицательный опыт общения. Поведение «Кто ты?» наиболее характерно для детенышей, это и понятно. Но даже взрослые животные в свободную минуту стремятся расширить свой кругозор – все, независимо от того, насколько напичкана «слепыми» инстинктами их нервная система. Ведь в случае удачи это выход на новые ресурсы.

Есть и вариант игры с риском для жизни, причем немалым. Когда кошка дразнит собаку, а ворона – ястреба, это еще вопрос соотношения размеров, нахальства, ловкости и силы. А вот когда (неоднократно наблюдал сам!) трясогузка дразнит кошку… Выигрыш – только моральный, проигрыш – жизнь, что неоднократно и случалось. Зачем? Почему-то вспоминаются альпинисты и ребята, катающиеся под полом лифта...

Но наша цель – непринужденный с обеих сторон контакт, который вызывает у всех, его наблюдающих, естественное желание попробовать повторить, что оказывается достаточно не просто. И само по себе имеет воспитательное значение. Не случайно во многих телешоу «Слабо?!» присутствует в том или ином виде, а кое-где рубрика так и названа!

Известный с незапамятных времен путь бросания крошек в водоем, сопровождаемый колокольчиком на берегу и последующей демонстрацией всплывания рыбок по дилиньканью, реально доступен разве что в школьном аквариуме. Аттрактанты – вообще экзотика. А если кому-то удастся приручить дикого медведя или волка, то я первый буду против распространения подобного опыта. Тому есть бездна причин, но главная – сей опыт и ему подобные весьма небезопасен. А дети и учителя у нас в дефиците…

Обратите внимание! Сколь бы жуткие кадры, показывающие пределы человеческих возможностей, не демонстрировались, победителями конкурсов «Слабо», как правило, становятся люди, которые придумывают очень сложный и остроумный в осуществлении, но безопасный трюк. Как же попробовать «покорить природу» быстро, без использования каких-либо приманок, а если и с использованием, то простейших и очевидных? Лучше всего попробовать установить контакт со зверьем, используя их врожденную исследовательскую активность.

Нам удавалось быстро и легко подозвать кедровок и коростеля днем и варакушку ночью на звук их собственного голоса, записанного на простейший бытовой магнитофон. Варакушка прыгала по динамику, садилась на руки и все пыталась выяснить, где этот нахал, посягнувший на такой удобный низенький ивнячок под высоковольткой?

С другой стороны, система сигналов большинства окружающих видов нам, мягко говоря, не очень знакома, а зачастую даже знакомые элементы подобными простыми средствами невоспроизводимы. Но для того, чтобы возбудить у животного просто любопытство, такие ухищрения, как оказалось, необязательны. Нужно дать понять, что ты не опасен, по крайней мере в данную минуту. Простейший прием – относительная неподвижность или плавные, без резких ускорений, движения. Именно без ускорений – скорость может быть значительной. Это связано с особенностями восприятия многих животных – насекомых, земноводных, пауков. Они реагируют не столько на движение – мало ли предметов дергается вокруг просто от ветра, сколько на его нерегулярность или смену направления.

Этим приемом вовсю пользуются, с другими целями, конечно, и хищники. Понаблюдайте за охотящейся лягушкой, ящерицей, кузнечиком – жертвы их как будто не видят! Один раз пришлось наблюдать охоту ежа на лягушек – они по неосторожности выбрались из террариума и оказались с ежом в одном помещении. Он ходил (именно ходил, не бегал!) по полу и собирал их, как грибы. Лягушки вели себя так, как будто еж стал невидимкой – они даже не пытались спастись. Другой эпизод – кулик, собиравший в сильную жару кузнечиков и мух на берегу ручья. Кузнечики разогретые, скачут, как нам казалось, от косого взгляда. А кулик их именно собирал, подбегал...., брал в клюв и проглатывал.

Так вот, неподвижный или занятый своими делами человек очень скоро становится объектом повышенного внимания. Слетаются птицы – не упало ли еды, сползаются ящерицы (днем) или слетаются летучие мыши (ночью) – вокруг крупного теплокровного животного всегда вьется мошкара, а более крупные представители животного мира осторожно выглядывают из кустов, в большинстве случаев оставаясь невидимыми сами – просто так, изучить и запомнить.

Что же до самых многочисленных «братьев наших меньших» – членистоногих… Простейший эксперимент с кормежкой самки паука-крестовика показал, что несмотря на уверения исследователей о несовершенстве глаз и органов обоняния этого создания, паучиха где-то к концу второй недели уверенно отличала кормящего от прочих людей с расстояния в пару метров. И выбегала навстречу из своего укрытия.

Другой эпизод. Густые летние вечерние сумерки. Время активности ночных мохнатых бабочек и их естественных потребителей – летучих мышей. В разгар действа, когда одному насекомому было особенно трудно, оно спикировало на нос наблюдателя. Можно назвать это случайностью. Под корой дерева или крышей хижины было бы спокойнее. Но если в этом имеется элемент решения или уже зачатков поведенческого инстинкта, то вполне может появиться линия бабочек, активно спасающаяся на крупных млекопитающих, к которым летучие мыши приближаться боятся – чтобы не превратиться из охотника в жертву.

Северная и северо-восточная живность, менее испытывавшая гнет векового отбора системы «человек – враг», более доверчива и любознательна. Кому, например, из жителей переурбанизированной европейской территории придет в голову мысль, что на остатки рыбного завтрака, точнее свежепойманного тайменя горячего копчения на костре, сбегутся пауки? А сбежались, быстренько так – сенокосцы. Менее чем за 10 минут. И откуда взялись? Одновременно прямо чуть не на голову села сойка. Поползень спустился – вниз головой прямо на стол, чуть не в тарелку с супом...

Все, кто знает, кто такой бурундук – не понаслышке, а живьем, подтвердят – более забавного (до тех пор, пока не сожрал подчистую ваши походные запасы крупы) зверька – поискать. Есть умельцы, которые вызывают их на контакт особым свистом. Но и просто тихонько посидеть возле бурундучиного убежища можно вполне результативно.

Забавные результаты иногда дает использование необычного предмета в качестве «интеллектуальной приманки». Общеизвестно стремление псовых пометить самый заметный объект на местности. Как-то раз песец заинтересовался моим рюкзаком (несмотря на то, что ничего съедобного там уже давно не было даже для песцов). Любопытство было так сильно, что расстояние между нами сократилось до размеров того самого рюкзака – я с одной стороны, песец – с другой.

Очень давно хотелось сфотографировать пищуху. Специалисты по этому «горному зайчику» подтвердят, что в этом нет ничего сложного, нужно время и терпение. Ни того, ни другого, как правило, нет. Но вот в Саянах неожиданно обнаружился зверек, который и вообще-то довольно близко подпускал к себе. Возможно, сказывалась близость туристической тропы и то, что на его счастье не встречались ему в жизни нехорошие люди. Но по-настоящему выманить его удалось… на клубнику! Было у нас с собой ведерко, случайно купленное на обочине дороги. И клубника была не лучшая, а вот как по делу оказалась!

Особенно общительными (или неосторожными) становятся животные в брачный сезон. Мало того, что малейший намек на облик (запах, звук) самки своего вида сводит самцов с ума – обостряется и поисковый инстинкт в широком смысле. В эти ловушки тоже попадают все – независимо от интеллекта. Очень забавно наблюдать сочетание поисково-расселительного и брачного инстинкта у свежевыведшихся бабочек. От жизненного опыта гусеницы, даже если он наследуется полностью, толку немного. И если застать такую, не клеванную жизнью, а проще говоря всякими дроздами-воробьями-трясогузками бабочку и проявить немного терпения, то вполне можно получить вот такие снимки. Без применения приманок, за 3 часа общения с бабочкой, только на основе ее поискового инстинкта.

Здесь уместно отметить, что не все особи в равной степени проявляют стремление идти на контакт. Это уж что возобладает – осторожность или исследовательская активность. Можно использовать и приманки. Для разных бабочек неплохими приманками служат дохлые и тухлые лягушки, варенье, квас, березовый сок, разведенный мед. В общем все, что содержит легко усвояемые растворы белков и углеводов. В Казахстане мы сняли целую стаю адмиралов на давленом винограде. А еще бабочки млеют от раствора сгущенки. Если все делать аккуратно, то после установления контакта, можно часами кормить бабочку этой волшебной жидкостью – никуда не денется! Только старайтесь не измазать насекомое сладким – отчистить не сможете, а для него это почти верная гибель.

Хорошей приманкой может послужить тепло. В соответствующий сезон, разумеется. Озабоченная выгреванием будущего потомства живородящая ящерица крайне неохотно покидает руку или черный сапог. 30 °С или 5–10 °С – есть разница. Причем некоторых приходится долго «уговаривать», а другим достаточно эту руку подставить. Видно как животинка млеет – закрывает глазки и опускает головку на руку или поверхность сапога. Ее можно даже погладить, только аккуратно. Но с «холоднокровными» итог один. Вам их общество надоест раньше.

Как резюме. За час, конечно, добиться можно немногого. Если только уж очень повезет. Но зато авторитет учителя, который смог «уговорить» бабочку сесть на руку, мышь – вылезти из норы, а ящерицу – устроиться на рюкзаке погреться, возрастает необычайно. (Разумеется, строжайшая дисциплина – орущая толпа в лесу не встретит никого, кроме клещей и комаров.) И неважно, что звери обыкновенные – важно, что ведут они себя для многих неожиданно, на грани чуда.

Планировать экскурсию надо на день, капитально, с перекусом и, если позволяют условия (в первую очередь пожарные и санитарные) – с костерком и чаем из котелка. И пользы от такой экскурсии может оказаться больше, чем от нескольких уроков в пыльном, или даже чисто вымытом классе среди бумажных таблиц или даже современнейших компьютерных видеозаписей. Главное – ведь интерес пробудить... А знания будут!

Фото автора

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru