Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №43/2004

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ю.Н. ГОЛУБЧИКОВ

Щи да каша – пища наша

Возникновение земледелия в ходе исторического развития человечества было столь внезапным, что получило название «неолитическая революция».

Культурные растения появились 9–12 тыс. лет назад. К этому времени – времени окончания последнего оледенения – следы земледельческой культуры обнаруживаются уже у разных народов в различных районах земного шара.

Что же заставило древнего человека взращивать семена, клубни и корни возле своей хижины, использовать каменную мотыгу и серп? Почему людям понадобилось возделывать именно злаки, а не, к примеру, орехи, которые хранятся не хуже зерновых? Или почему было не ограничиться менее трудоемким разведением домашних животных?

Знаток истории земледелия Ю.Ф. Новиков рассказывал, как правительство Бразилии решило обучить земледелию индейцев племени бороро. Их наделили землей и в избытке снабдили семенами и орудиями. Направленные к ним инструкторы на глазах индейцев взрыхлили и засеяли землю, подробно разъяснили, какие дары она теперь принесет. Но стоило только инструкторам удалиться, как бороро выкопали и с аппетитом съели посаженные клубни и семена, после чего отправились в джунгли, чтобы с помощью розданных для расчистки леса топоров быстрее добраться до растущих высоко плодов.

Историки полагают, что к земледелию человек перешел чуть ли не шутя, собирая для еды плоды и семена диких предков современных культурных растений. Попадая на удобренную почву возле жилищ, семена прорастали, а растения чутко отзывались на уход. Отсюда лишь шаг к их возделыванию. В некоторых случаях так оно могло и быть.

Статья опубликована при поддержке центра репродуктивного здоровья "СМ-Клиника". Лечение бесплодия, оплодотворение яйцеклетки , планирование беременности, консультации специалистов, ЭКО, ИКИ, ПИКСИ, ПГД, донорские программы, криоконсервация, искусственная инсеминация, суррогатное материнство, лапароскопия, усыновление, питание и диеты, справочная информация и др. Подробнее смотрите на информационном портале по проблемам бесплодия, который располагается по адресу: http://www.probirka.org/.

Можно предположить, что развивать земледелие человеку пришлось после того, как истощились возможности добывать пищу охотой, собирательством, скотоводством и рыболовством. Но эти способы пропитания в ряде мест до сих пор не исчерпаны! Многие народы и сейчас живут за счет сбора плодов диких растений. Например, в пустыне Калахари кочевники собирают дикие арбузы. Жители Огненной Земли разыскивают скопления моллюсков, а обнаружив выброшенного на берег кита, останавливаются и живут около него до тех пор, пока вся туша не будет съедена. Переходить к земледелию они не хотят, много времени на поиски пищи не тратят, о завтрашнем дне не беспокоятся.

Жители вечнозеленых устьев и дельт Иордана, Нила и Евфрата, Инда и Ганга, Хуанхэ и Янцзы до сих пор не испытывают недостатка в рыбе и водоплавающей птице, а в древности на этих землях водились еще и бесчисленные стада газелей, оленей, кабанов. Их костные останки, наряду с костями гиены, леопарда, очень характерны для мезолитических и неолитических слоев Южной Евразии.

В письменной истории приводится немало примеров истощения продовольственных ресурсов у различных неземледельческих народов, особенно у кочевых. И каждый раз эти народы переходили не к земледелию, а к воинственным набегам на более богатых соседей. В крайнем случае – откочевывали за стадами антилоп, бизонов и оленей или отгоняли скот на дальние пастбища. К тому же примитивные формы земледелия тропических стран даже в современном мире не обеспечивают дневного пропитания. А если и могут быть сделаны какие-то запасы, они будут дочиста съедены за один неурожайный год.

Итак, в переходе человека к земледелию остается много неясного.

Главное место в питании у многих народов кроме мяса с давних времен занимают рис, пшеница, кукуруза. Диких предшественников злаков в культуру столь легко не введешь. Охотники и собиратели редко употребляют в пищу дикие злаки или траву теосинте, как считается, предшественницу маиса (кукурузы).

У подавляющего большинства культурных растений даже неизвестны их дикие предшественники, а если и известны, то никаких переходных форм между ними и культурными видами не обнаруживается. Согласно В.Л. Комарову, громадное количество культурных растений в диком состоянии никогда и не встречалось. А возделываемые человеком кукуруза, батат, маниок, культурные формы банана, финиковой пальмы, хлебного дерева и некоторые другие уже не способны вновь «одичать», т.к. испытывают трудности с опылением, не могут образовать или без помощи человека распространять свои семена. Почти все возделываемые культурытребуют искусственного полива.

Как ни пытались селекционеры, а ничего равного неолитическим пшенице, рису, гороху, кукурузе, льну, хлопчатнику, сое вывести до сих пор не удалось. «Сколько бы мы ни культивировали дикий ячмень, – писал Н.И. Вавилов, – так же как и дикую пшеницу и овсюг, они не теряют присущей им ломкости соцветий и остаются отличными от культурных форм, что делает самую роль их как прямых родоначальников более чем сомнительной». Ни из одного вида культурного растения или домашнего животного не удалось получить другой культурный вид – получаются только разные сорта или породы. Кроманьонского селекционера за все последующие тысячелетия превзойти не удалось никому. И это при все усовершенствующихся земледельческих орудиях и пополняющемся ассортименте культур.

Известно, что Н.И. Вавилов выявил 7 основных центров происхождения культурных растений. Из Средиземноморского центра берут начало многие овощные культуры, включая свеклу, репу и капусту. Кавказ, Переднеазиатские нагорья, Пенджаб, Кашмир, Таджикистан образуют Юго-Западный центр, который дал пшеницу, рожь, горох, горчицу, большинство плодовых культур Европы. Из горных районов Южного Китая распространились гречиха, соя, редька, грецкий орех, многие цитрусовые. Огурец, суходольный рис и некоторые цитрусовые вышли из Восточных Гималаев, горной Индии и Бирмы. Эфиопское нагорье явилось родиной кофейного дерева и ячменя, а на Мексиканском нагорье были окультурены хлопчатник и кукуруза. Картофель и томаты получены с западных склонов Анд. У многих видов культурных растений оказалось два или три центра происхождения. Сотни предшествовавших нам поколений жили в этих местах, с пищей воспринимая условия той среды, из которой когда-то вышли их предки. Между продуктами питания и человеком и даже его духовным миром существовала извечная связь. Антрополог В.П. Алексеев установил, что с центрами появления культурных растений связана и этническая карта мира. Европеоиды соотносятся со Средиземноморьем и Юго-Западным центром, монголоиды – с Китайским и Юго-Восточноазиатским, а американские индейцы – с центрами Нового Света.

Интересны наблюдения за влиянием традиционного питания на характер людей. Кочевники-скотоводы, долго сохранявшие традиции почти исключительно мясного питания, были вспыльчивыми, нетерпеливыми. Войны велись не для завоевания территории и всего на ней находящегося, а для истребления поголовно всех. Пленные были не нужны, разве что за пленника давали хороший выкуп. На характере первобытного человека сказывалось еще и пристрастие к людоедству.

Не случайно все религии мира накладывают те или иные ограничения на питание мясной пищей.

Переход к земледелию существенно изменил, смягчил характер человека, развил полезную привычку к труду.*

Лишь совсем недавно торговый обмен стер границы в питании разных народов. Еще 200 лет назад русские крестьяне не хотели менять репу на картошку, называя ее «чертовыми яблоками». Дело, как мы знаем, доходило до применения военной силы, с помощью которой подавлялись крестьянские «картофельные» бунты.

Зато нынешний обмен продуктами между континентами привел к революции в питании, сопоставимой с неолитической. И мы уже привыкли считать «пришлые» продукты естественными и полезными, хотя они входят в меню лишь двух-трех последних поколений, а десяткам и сотням предшествующих были незнакомы. Если нечто подобное и появлялось, то только как экзотическая добавка к праздничному столу.

С появлением тепличных хозяйств исчезли и сезонные различия в составе пищи. У обеспеченных людей размылась разница между будничным и праздничным столом. Снизилась роль пищи как средства социального общения. Своеобразные традиции гостеприимства различных народов все чаще сводятся к чашечке кофе или бокалу вина. Но даже в нашем ХХI в. сохранились некоторые изначальные ритуалы потребления пищи. Нельзя, например, готовить вместе и рыбу, и мясо. Многие народы не смешивают свинину с другим мясом, а у некоторых свинина просто запрещена.


* Более серьезно о традиционных укладах жизни и обычаях народов с первобытной культурой, живущих охотой и собирательством, скотоводством или примитивным земледелием. См. статьи Е.Н.Панова «Мир и война» (Биология. № 33, 34/2003). – Прим. ред.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru