Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №16/2008

Копилка опыта

В. В. Исаков

Школьный конкурс на лучший экологический комикс

В нашей школе в целях экологического воспитания и развития художественных способностей школьников был проведен конкурс на лучший экологический комикс. Учащимся с 5-го по 11-й класс было предложено ознакомиться с рядом экологических проблем; выбрать одну из них; собрать о ней, используя материалы Интернета или дополнительную литературу, более подробную информацию и наконец, представить ситуацию в виде комикса или компьютерной презентации.

Экологические проблемы, предложенные для ознакомления

  • В 80-е гг. XIX в. огромные полчища крыс и мышей почти уничтожили на Кубе плантации сахарного тростника. Для борьбы с грызунами из Ямайки завезли мангуст. Мангусты приспособились к местным условиям и стали быстро размножаться. Жертвами мангуст стали не только крысы, но и домашние птицы. Мангусты стали нападать даже на овец и свиней. Кубинские ветеринары рассматривают мангуст как серьезную проблему для животноводства страны. («Знание – сила», № 8/1987.)

  • В 1966 г. из фермы в американском штате Флорида сбежали лягушковые сомы, завезенные из Юго-Восточной Азии. Лягушковые сомы могут некоторое время дышать воздухом и переползать на плавниках из одного водоема в другой. Сейчас они покорили 22 округа Южной Флориды и активно вытесняют местные породы рыб.

  • В реках юга Австралии местные виды рыб активно вытесняет завезенный из Европы карп. Карпа завезли в XIX в., но быстро распространяться он стал лишь с 60-х гг. ХХ в. На двухкилометровом участке реки Муррей из 705 выловленных рыб лишь 5 были представителями местных видов. Из 2398 рыб, выловленных в реке Маррамбиджи у города Наррандера, 91,6% – карпы. Для борьбы с карпами рассматривают возможность заражения их вирусом.

  • В 1860–1870 гг. из южных штатов США в Австралию завезли два вида кактуса опунции в качестве живой колючей изгороди для овечьих выгонов. Но кактусы стали быстро расселяться и занимать сами пастбища. За десять лет пастбище площадью в 1 тыс. га приходило в негодность. Фермеры пытались вырубать кактусы, выкорчевывать, жечь – бесполезно. 30 млн га заняли колючие захватчики! Молодой энтомолог Аллен Додл решил для борьбы с кактусами использовать ночных бабочек. Он собрал в Аргентине 2750 яиц серой бабочки кактобластиса и отправил на Пятый континент. Гусеницы кактобластиса «огнем и мечом» прошлись по зарослям опунции. К 1935 г. 30 млн га вновь стали пригодными для сельского хозяйства. Опунции в Австралии встречаются и сейчас, но гусеницы кактобластиса не дают им размножаться. Благодарные фермеры воздвигли этой гусенице, спасшей континент, памятник на том месте, где ее впервые выпустили на австралийскую землю. («Знание – сила», № 6/1990.)

  • Непарный шелкопряд – бабочка, гусеницы которой поедают хвою деревьев, – страшный вредитель лесов Евразии. Самец непарного шелкопряда значительно меньше самки (отсюда и название – непарный). Бабочки непарного шелкопряда были привезены с лабораторию США, откуда им удалось улететь. Тысячи гектаров хвойных лесов были уничтожены непарным шелкопрядом в США.

  • Из долины реки Колорадо (США) в Западную Европу (предположительно с грузом картофеля на сухогрузе) проник колорадский жук – вредитель картофеля и других пасленовых. Естественные враги колорадского жука остались в Америке, поэтому вредитель картофеля стал быстро распространяться на восток. Сначала он захватил Францию и Германию, затем Польшу и Украину. В настоящее время жук стал встречаться в южных районах Архангельской области. Колорадский жук начисто съедает листья картофеля, снижая урожай клубней. Насекомое зимует в почве и страдает от ее промерзания, поэтому ограничивающим фактором для жука служат низкие зимние температуры.

  • В Черном море брюхоногий моллюск рапана поедает мидий и других моллюсков, нанося вред марикультурам. Сюда моллюск попал из Японского моря, где его численность никогда не была велика. В Черном море естественных врагов рапаны почти нет, поэтому моллюск беспрепятственно размножается.

  • Когда колонисты осваивали Новый Свет (Америку), там не было воробьев – они попали туда позже в трюме корабля с грузом зерна. Колонисты обрадовались появлению воробышков и стали строить им домики и устраивать кормушки. Скоро воробьев стало очень много и они сделались бичом фермеров, поедая корм домашней птицы и вредя посевам. Воробьев стреляли, травили ядовитыми приманками, но их численность уменьшилась только тогда, когда меньше стало лошадей, а следовательно, и полупереваренного овса в конском навозе на дорогах Америки.

  • В XVIII в. из Турции в Англию для украшения садов и парков был завезен один из видов рододендрона. Климат для него оказался благоприятным, вредителей в новом месте не было, овцы его не едят, и рододендон стал распространяться – сперва медленно, потом быстрее. Рододендрон не так-то легко вырубить – очень быстро отрастают новые побеги. Теперь это красивое растение рассматривается британскими ботаниками как источник экологической опасности.

  • Амброзия – не только пища древнегреческих богов, но и злостный карантинный сорняк из семейства сложноцветных. Пыльца амброзии является сильным аллергеном. Родина амброзии – Северная Америка, где произрастает около 40 видов. В страны Европы семена 4–5 видов амброзии попали из Америки вместе с семенами культурных растений. Для борьбы с этим опасным сорняком пришлось из Северной Америки завезти жучка – полосатого амброзиевого листоеда. На 1 м2 поля сосредотачивается около 5 тыс. жучков, которые за сутки уничтожают амброзию на 3 м2, поедая не только ее листья, но и стебли.

  • На одном из островов Индонезии для борьбы с малярийными комарами использовали ядохимикат ДДТ. Препарат убил комаров, но он попал также в организмы тараканов, которые не погибли, но стали малоподвижными. Таких тараканов стали ловить ящерицы, которые отравлялись и утрачивали оборонительные инстинкты. Отравленные ящерицы стали малоактивными, поэтому повысилось количество гусениц. Массово размножавшиеся гусеницы выедали тростниковые крыши хижин, и крыши стали проваливаться. Наевшись ящериц, стали от отравления умирать кошки, и массово расплодились крысы, которые были заражены блохами – разносчиками чумы. Поскольку чума опаснее малярии, то применение ДДТ прекратили, и в джунгли на парашютах был сброшен десант здоровых кошек, которые снизили численность популяций крыс.

  • Для борьбы с мухой цеце (африканская муха, которая при укусе заражает людей и животных сонной болезнью) пойменные леса одной из африканских стран были обработаны ядохимикатом дельтометрином. При этом муха цеце осталась, но исчезли 11 видов пресноводных рыб из 55.

  • Смертельная угроза нависла над английскими лужайками, газонами и скверами, склонами холмов и пастбищами. Им угрожает папоротник орляк. Каждый год, как указывает ботаник Джим Тейлор из Университетского колледжа Уэльса, орляк захватывает 126 квадратных миль сельскохозяйственных угодий, и на сегодня заросли этого растения занимают уже 4200 квадратных миль английских земель. Папоротник медленно и неуклонно вытесняет соседние растения, используя запрещенные приемы ведения войны – отравляющие вещества, которые он выделяет в ходе наступления. Его заросли не поддаются ни выжиганию, ни распахиванию. Его не едят ни травоядные млекопитающие, ни распространенные в Англии насекомые. Только в Южной Африке встречается бабочка, чьи гусеницы питаются папоротником. Ученые намеревались завезти это насекомое на один из отдаленных островов Англии, чтобы проверить, приживется ли оно и справится ли с папоротником. Однако английский Комитет защиты природы категорически возражал против этого, опасаясь новых, не поддающихся прогнозу, проблем. («Знание – сила», № 9/1990.)

  • Гурманы Гонконга и других городов Китая готовы выложить 225 долл. за одно порционное блюдо, приготовленное из губ рыбы-губана, встречающейся на коралловых рифах Индийского и Тихого океанов. Чтобы добыть губанов, местные жители впрыскивают в подводные расселины, где укрываются рыбы, цианид натрия, который временно парализует (а порой и убивает) добычу, но при этом угнетает деятельность и коралловых полипов. Ежегодные доходы от промысла оцениваются в 1 млрд долл. Однако ныне 2/3 коралловых рифов Филиппин находится на различных стадиях деградации. Подобная судьба ожидает коралловые рифы Новой Гвинеи и Соломоновых островов. («Природа», № 5/1998.)

Мария ПУХАЧ, ученица 9-го класса

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru